Соловьёв: “Вспомним октябрь 93-го! Что это было?”

Освежение (update) от 7 ноября, 2017Вступительная речь С.Е.Кургиняна на конференции в Ростове-на-Дону (39¾ мин, видео было уже опубликовано 2 октября, 2017 на YouTube канале Суть времени)

ТО ЕСТЬ СНАЧАЛА НУЖНО БУДЕТ ПРИВЕСТИ ПОНИМАНИЕ ВСЕЙ РУССКОЙ ИСТОРИИ В НОРМАЛЬНОЕ РУСЛО, ЧТО МОЖНО ТАКЖЕ НАЗЫВАТЬ КОНСЕРВАТИВНЫМ. ТОЛЬКО ТАК МОЖНО БУДЕТ ОСВОБОДИТЬ РОССИЮ ОТ НАСТОЯЩЕЙ МОНОПОЛИЗАЦИИ ИСТОРИЧЕСКОГО (И НЕ ТОЛЬКО ИСТОРИЧЕСКОГО) ПРОСТРАНСТВА ЛИБЕРАЛЬНОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЕЙ, ЯВЛЯЮШЕЙСЯ АБСОЛЮТНЫМ, НО ОЧЕНЬ СПЛОЧЁННЫМ МЕНЬШИСТВОМ. ИНИЦИАТИВА КУРГИНЯНА ПОД ЭГИДОЙ ДВИЖЕНИЯ «СУТЬ ВРЕМЕНИ» МОЖЕТ РАЗРЕШАТЬ ЭТУ НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНУЮ СИТУЦИЮ. Будет издаваться журнал «Исторические тетради», первый выпуск которого будет посвящен Мавзолею Ленина: «Горячая точка на Красной площади». На протяжении 4 лет будут каждый месяц выпускать новый номер журнала.

Хочу обратить также внимание на то, что давно уже существует проект «Исторические Материалы» целью которого “является собрание как можно более полной коллекции мифов относительно советского периода нашей истории“. См. wiki страницу Начало [Мифы истории СССР]) по которой наиболее легко можно сделать обзор собранных материалов. Только два, возможно самые первые материалы (для всех остальных см: Карта сайта | Проект «Исторические Материалы»), хотя даты указанные для этих страниц и раскрываеме только браузерами, например Google Chrome, могут быть неправильными:
– Машиностроение | Проект «Исторические Материалы» от 9 июля, 2001
– Сообщение «В Верховном Суде СССР». 24 декабря 1953 г. | Проект «Исторические Материалы» от 1 февраля, 2001

30 сентября в Ростове-на-Дону прошла конференция «Октябрьская революция: мифы и реальность», посвященная 100-летию революционных событий 1917 года. Конференция была посвящена теме избавления от опасных мифов нашей истории и необходимости договорится о фактологическом фундаменте, на котором строится наше отношение к советской эпохе. На конференции были представлены доклады на следующие темы:
— «Осуществляли ли большевики геноцид казачества?»
— «Была ли Украинская народная республика независимым демократическим государством, оккупированным русскими большевиками?»
— «Были ли преобразования Февральской революции успешными или разрушительными?»
— «Красный террор — уникальное изобретение большевиков или такая же часть Гражданской войны, как и террор белый?» Напомним, что ростовская конференция стала четвертой в цепочке мероприятий. Ранее конференции прошли в Екатеринбурге, Санкт-Петербурге и Самаре.

Конец освежения (update) от 7 ноября, 2017 

Октябрь 93-го года остаётся в истории современной России событием страшным, но так и не осмыленном до конца. Противостояние президента и парламента привело к кровопролитию и танкам стреляющим в самом центре Москвы. Это была попытка переворота или желание ограничить ельцинское самодержавие? Почему уже через два месяца кризис забыли и провели обычные выборы? В расстреле на Белом доме демократия погибла или только родилась? Споры идут до сих пор. Даже как-то термина нет. Никак не описывают что же это было за событие? Октябрьский переворот потом стал Великой Октябьской революцией, Путч 91-го года …. А события 93-го года в народе даже не получили своего названия.

Вечер с Владимиром Соловьевым от 03.10.17 (53½ мин)

А согласно вводной части Википедия статьи События сентября — октября 1993 года в Москве:

Разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации (также известный как «Расстрел Белого дома», «Расстрел Дома Советов», «Черный октябрь», «Октябрьское восстание 1993-го», «Указ 1400», «Октябрьский путч»[2]«Ельцинский переворот 1993 года»[3][4]) — внутриполитический конфликт в Российской Федерации 21 сентября — 4 октября 1993 года. Произошёл вследствие конституционного кризиса, развивавшегося с декабря 1992 года. Результатом противостояния стало насильственное прекращение действия в России существовавшей с 1917 года советской модели власти, сопровождавшееся вооружёнными столкновениями на улицах Москвы и последующими действиями войск, в ходе которых погибло не менее 158 человек и 423 были ранены или получили иные телесные повреждения[5] (из них 3 и 4 октября — 124 убитых, 348 раненых[5]).

Кризис явился следствием противостояния двух политических сил: с одной стороны — президента Российской Федерации Бориса Ельцина (см. Всероссийский референдум 25 апреля 1993 года), правительства, возглавляемого Виктором Черномырдиным[6], части народных депутатов и членов Верховного Совета — сторонников президента, а с другой стороны — противников социально-экономической политики президента и правительства: вице-президента Александра Руцкого, основной части народных депутатов и членов Верховного Совета Российской Федерации во главе с Русланом Хасбулатовым, большинство в котором составлял блок «Российское единство»[7], в который входили представители КПРФ, фракции «Отчизна» (радикальные коммунисты, отставные военные и депутаты социалистической ориентации[8][9]), «Аграрный союз», депутатской группы «Россия», руководимой инициатором объединения коммунистических и националистических партий[10] Сергеем Бабуриным[11].

События начались 21 сентября с издания президентом Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета, который, согласно принятому в течение нескольких последовавших часов заключению Конституционного суда, не соответствовал ряду положений действовавшей Конституции[12]. В ответ на телеобращение Президиум Верховного Совета сразу же[Комм. 1], сославшись на статью 121.6 Конституции, объявил о прекращении полномочий президента и постановил, что Указ № 1400 не подлежит исполнению[13]. 24 сентября X чрезвычайный (внеочередной) Съезд народных депутатов, созванный Верховным Советом, также заявил о прекращении полномочий президента Ельцина с момента издания указа № 1400 и оценил его действия как государственный переворот[14]. Борис Ельцин, однако, де-факто продолжил осуществлять полномочия президента России. Его поддержало правительство и руководство силовых структур (МВД, Министерство обороны, Министерство безопасности).

По мнению ряда аналитиков, существенную роль в трагической развязке сыграли личные амбиции председателя Верховного Совета Руслана Хасбулатова, выразившиеся в его нежелании в ходе конфликта идти на компромиссы с администрацией Бориса Ельцина[15], а также самого Бориса Ельцина, который после подписания указа № 1400 отказывался напрямую разговаривать с Хасбулатовым даже по телефону[16].

По заключению созданной в мае 1998 года комиссии Государственной думы[Комм. 2], значительную роль в обострении обстановки сыграли жёсткие действия правоохранительных органов по подавлению проходивших в Москве гражданских акций в поддержку Верховного Совета в период с 27 сентября по 2 октября 1993 года[17].

30 сентября противоборствующие стороны приняли предложенное посредничество патриарха Алексия II, имевшее целью смягчение напряжённости вокруг Дома Советов. Переговоры начались вечером того же дня. Подписанный сторонами в ночь на 1 октября Протокол № 1, предусматривавший начало отвода войск от Дома Советов и разоружение защитников Верховного Совета, однако, в результате противодействия штаба обороны Белого дома, Руслана Хасбулатова и Александра Руцкого, был денонсирован Съездом народных депутатов, и дальнейшие переговоры не привели к достижению существенных договорённостей. 3 октября в Москве произошли массовые беспорядки — прорыв оцепления вокруг Дома Советов России, захват группой вооружённых сторонников Верховного Совета во главе с генералом Альбертом Макашовым здания московской мэрии и попытка вооружённого захвата телецентра «Останкино»[18]. В Москве было объявлено чрезвычайное положение, и 4 октября Съезд народных депутатов и Верховный Совет были разогнаны введёнными в центр Москвы войсками с применением оружия и бронетехники.

Мнения о позиции Конституционного суда Российской Федерации во главе с В. Д. Зорькиным расходятся: по мнению самих судей и сторонников Съезда народных депутатов, он сохранял нейтралитет; по мнению сторонников Ельцина — занял сторону Верховного Совета и Съезда[19].

Расследование событий осталось незавершённым; следственная группа была распущена после того, как в феврале 1994 года[20] Государственная дума приняла решение об амнистии для лиц, участвовавших в событиях 21 сентября — 4 октября 1993 года, связанных с изданием Указа № 1400, и противодействовавших его реализации, независимо от квалификации действий по статьям УК РСФСР[21]. В результате общество до сих пор не имеет однозначных ответов на ряд ключевых вопросов о происходивших трагических событиях — в частности, о роли политических лидеров, выступавших как на одной, так и на другой стороне, о принадлежности снайперов, стрелявших по мирным гражданам и сотрудникам милиции, о действиях провокаторов и о том, кто виновен в трагической развязке. Имеются лишь версии участников и очевидцев событий, журналистов, политологов, следователя распущенной следственной группы и уже упоминавшейся выше комиссии Госдумы РФ, которую возглавляла член КПРФ Татьяна Астраханкина — непосредственная участница событий, приехавшая в Москву в конце сентября 1993 года для защиты Дома Советов[22], которую товарищи по партии, в частности Алексей Подберёзкин, называли «ортодоксом»[23].

Новая Конституция, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года и действующая с некоторыми изменениями до настоящего времени, предоставляет президенту Российской Федерации существенно более широкие полномочия, чем действовавшая на момент конфликта Конституция 1978 года (с изменениями 1989—1992 годов). Должность вице-президента РФ упразднена.

Содержание

Но согласно озвученному нужно ещё добавить выдержки из Википедия статьи Приватизация в России:

Приватизация в России — процесс передачи государственного имуществаРоссийской Федерации (ранее РСФСР) в частную собственность, который осуществляется в России с начала 1990-х годов (после распада СССР).

Приватизацию обычно связывают с именами Е. Т. Гайдара и А. Б. Чубайса, занимавшими в 1990-е годы приватизацией промышленных предприятий, итоги которой часто подвергается резкой критике — в частности, из-за появления сильного экономическое расслоения населения России.

В то же время, приватизации, помимо промышленных предприятий, подверглись и другие активы — сельскохозяйственные предприятия (колхозы и совхозы), земля (разных видов назначения) и жилфонд. Итоги приватизации в этих областях оказались вне зоны общественного внимания и сколь-нибудь системному анализу и переосмыслению не подвергались.

Содержание

Приватизация предприятий

1992 — июнь 1994: массовая приватизация (малая и ваучерная)

В июне 1992 года Верховным Советом РФ была утверждена Государственная программа приватизации на 1992 год, определившая возможные способы приватизации для предприятий в зависимости от их размера[8].

Согласно программе,

  • малые предприятия должны были распродаваться на торгах или могли быть напрямую проданы частным лицам, работающим на этих предприятиях («малая» приватизация).
  • крупные предприятия, как и часть средних, должны были быть обязательно преобразованы в акционерные общества открытого типа, и затем пройти через продажу акций. При этом не менее 29 % уставного капитала должны были быть проданы через публичные аукционы за приватизационные чеки, в обиходе называемые ваучерами («чековая» или «ваучерная» приватизация).

В ряде особо значимых отраслей (недра, лесфонд, шельф, трубопроводы, автодороги общего пользования, телевизионные станции и т. д.) приватизация была запрещена. В то же время, обязательной приватизации подлежали предприятия оптовой и розничной торговли, общественного питания, строительства, производства и переработки сельскохозяйственной продукции, пищевой и легкой промышленности.

Малая приватизация 

Приватизация малых предприятий (торговля, бытовое обслуживание и т. д.) была запущена правительством с начала 1992 года, не дожидаясь одобрения Верховным Советом Госпрограммы по приватизации на 1992 год (которое произошло только в июне).

В апреле 1992 года первый в России аукцион по продаже предприятий торговли, бытового обслуживания и общественного питания, на который приехали Гайдар и Чубайс, был проведён в Нижнем Новгороде[9].

К 1 ноября 1994 года, было приватизировано 60—70 % предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания.[10]

Ваучерная приватизация

Приватизационный чек(ваучер) эпохи приватизации в России

Обязательным этапом приватизации при продаже за акции была продажа части уставного капитала, не менее 29 %, за ваучеры на публичных аукционах. Для этого необходимо было обеспечить население достаточным количеством ваучеров, к моменту начала аукционов.

С 1 октября 1992 г. приватизационные чеки (ваучеры) начали выдаваться населению. Чеки распространялись через отделения Сбербанка РФ, при их получении необходимо было заплатить 25 рублей; номинальная стоимость ваучера составляла 10 тысяч рублей, что соответствовало стоимости основных фондов предприятий на душу населения в ценах января 1992 года[11]. Ваучеры были анонимизированы и могли свободно продаваться и покупаться, как напрямую между гражданами, так и через специально созданные чековые инвестиционные фонды. Фактическая стоимость ваучеров определялась балансом спроса и предложения и варьировалась от 500 до 29 тыс. рублей (от 5 до 24 долларов США по курсу)[12].

Первые 18 аукционов были проведены в декабре 1992 года. Всего по февраль 1994 года было проведено 9342 аукциона, на которых было использовано 52 млн ваучеров.[12]

Реальная рыночная стоимость пакета акций, который можно было получить в обмен на один ваучер, колебалась в широких пределах в зависимости от компании, чьи акции приобретались в обмен на ваучер, а также от региона, где это происходило. Например, в Нижегородской области один ваучер можно было обменять в 1994 г. на 2000 акций РАО «Газпром» (их рыночная стоимость в 2008 г. составила порядка 700 тыс. рублей), в Московской области — на 700 акций Газпрома (в 2008 г. — порядка 245 тыс. рублей), а в г. Москве — на 50 акций Газпрома (17 тыс. руб. в 2008 г.). За один ваучер можно было также получить 7 акций Торгового дома «ГУМ» (менее 100 руб. в 2008 г.).

Критики чековой приватизации считали её нечестной и несправедливой, так как по их мнению она привела к незаслуженно быстрому обогащению узкой группы лиц. Например, существовало мнение, что принятый порядок приватизации давал серьёзные преимущества так называемым «красным директорам» (руководителям предприятий, получившим эти должности в советские времена). Используя административное давление, директора могли добиваться нужных результатов голосования на собраниях акционеров, а также выкупать акции у работников предприятий по заниженным ценам.

Я должен здесь прибавить ссылку на статью Александра Каца Родная элита. Ельцин Б. Н. от 17/12/2008, которая описывает правление Ельцина.

Кац как писатель в своих книгах и статьях выступил за органическое «русско-еврейское братство» за что был строго критикован некоторыми из своих же еврейских кругов (см. например Евангелие от Каца от Евгения Мороза). Его воспоминания именно поэтому являются ценными здесь, в частности то, что я выделяю ниже:

Ельцин решился на радикальные экономические реформы. Он сменил премьера Силаева И. С. и привлек к руководству молодых экономистов из “Демроссии” – Гайдара Е. Т., Чубайса А. Б., Шохина А. С июня 1992 г. Гайдар стал премьер-министром РСФСР. Ельцин шаг за шагом добивался от ВС РСФСР полномочий на проведение реформ. Напуганные общей ситуацией депутаты предоставили Ельцину и кабинету Гайдара, по сути, чрезвычайные права. Новый премьер “отпустил” цены. Последовал их скачок в десятки, сотни и тысячи раз. Зарплата работников государственных предприятий тоже росла, но с существенным отставанием от цен. Единственные, кто не бедствовал в период шоковой терапии, это служащие коммерческих банков, торговых структур, чиновники-мздоимцы и криминальные элементы.

Были открыты границы страны, и в Россию хлынул поток западных товаров – от сникерсов до персональных ЭВМ. Естественно, что монополизированная отечественная промышленность оказалась беспомощной и неконкурентноспособной как в психологическом, так и в технологическом отношениях. Директора-монополисты взвинтили цены, потребовали от правительства дотаций и стали сначала осторожно, а потом нагло задерживать зарплату рабочим. Зарплата попадала в банки, а проценты с нее шли на личные счета директоров акционерных обществ. 35 тысяч государственных предприятий – заводов, банков, трестов, шахт, институтов, типографий, гостиниц и т.д. оказались в руках частных собственников – бывших и действующих коммунистов.

В конце 1992 г. вице-премьер Чубайс А. Б. объявил о первом этапе приватизации предприятий. Требовалось разделить огромный пирог на всех и по справедливости. Каждому гражданину страны – от новорожденного до умирающего – был выдан приватизационный чек стоимостью 10000 рублей для обмена на акции предприятий или продажи. В то время сумма в 10000 рублей была уже смехотворно малой. При акционировании госпредприятий произошло то, что должно было произойти при дележе богатства: контрольные пакеты акций оказались в руках директората. Приемов для этого существовало несколько, в том числе, и невыплата дивидендов, когда акции обесценивались, продавались по бросовой цене и скупались директорами предприятий. Акционирование низовых предприятий зачастую происходило без решения трудовых коллективов. Министерства, главки и объединения объявляли себя акционерными обществами (АО) с включением в себя всей иерархической структуры. Так возникли гиганты – РАО “Газпром“, РАО ЕС России, “Лукойл” и др.

В 1993 г. в России уже существовал мощный класс буржуазии. В него вошли: партхозноменклатура, комсомольские пройдохи, удачливые торговцы западными товарами, экспортеры отечественного сырья (леса и нефти), чиновничество, выдающее лицензии, и лидеры организованной преступности. Второй этап приватизации – денежно-аукционный – был проведен в 1995-1996 гг.

В то время как гэкачеписты в ожидании суда томились в одиночных камерах “Матросской тишины”, в России разразился второй путч.

Новая буржуазия, а это, прежде всего, коммерциально одаренные коммунисты и комсомольские воротилы, больше всего боялась ортодоксальных коммунистов типа Зюганова, Илюхина, Макашова, Купцова и других болтунов-идеологов, опасаясь реставрации коммунизма. Поэтому из страны начался вывоз капитала. По данным академика Леонида Абалкина вывоз капитала за рубеж составилмлрд. долларов США): 1992 г. – 33, 1993 г. – 37, 1994 г. – 28, 1995 г. – 34, 1996 г. – 49, 1997 г. – 48, 1998 г. – 29, первая половина 1999 г. – 10. Всего по данным Абалкина за эти 8 лет было вывезено 268 млрд. долларов. Это, разумеется, экспертная оценка. Александр Лифшиц считает, что из России вывезено всего 150 млрд. долларов. Вывоз капитала обескровил и без того неконкурентную экономику России. Второй причиной бегства денег являлось абсурдное налоговое законодательство.

Деньги вывозили все, кто боялся политической нестабильности, имел трения с законом или опасался мести конкурентов. Лучше всего владели механизмом вывоза денег коммунисты, т.к. имели здесь большой опыт и связи. К ним примыкала молодая комсомольская поросль и криминалитет. Сращивание коммунистического директората и чиновничества с криминалитетом привели к тому, что Россия вошла в пятерку самых коррумпированных стран мира. Возникла система олигархического управления экономикой, провинциями, федеральными службами, СМИ и т.д.

Тема олигархов стала излюбленной в российских и зарубежных СМИ. Их имена и порядок иногда менялся, но упоминание олигархов еврейского или полуеврейского происхождения стало дежурным как в коммунистических, патриотических и националистических газетах, так и в газетах демократической направленности. Стало трудно найти газету, в которой не упоминался бы в зловещем подтексте, например, Березовский Б.А. или Абрамович Р.А. Между тем, ни в одной газете того времени не было даже приблизительных данных о состояниях олигархов, вообще, и упомянутых, в частности. И это было естественным для страны, где прозрачность финансов отсутствовала всегда, начиная с 1917 года. Отсутствие данных о богатстве олигархов позволяло журналистам и политикам резвиться на эту тему в соответствии со своими вкусами, иногда извращенными и корыстными. Так состояние Березовского в западной прессе со ссылкой на журнал “Форбс” оценивалось иногда в 1, а иногда в 3 млрд. долларов.

В связи с отсутствием российского журнала “Форбс” и наличием теневой экономики в Российской Федерации стали применять весьма неточный метод экспертных оценок экономического влияния различных персон. Воспользуемся данными ЗАО “Интерфакс-АиФ”, привлекающим в качестве экспертов 50 аналитиков-экономистов, экономических обозревателей ведущих СМИ, руководителей коммерческих и общественных организаций. Экспертная оценка экономического влияния 150 кандидатур олигархов производилась ежеквартально по 10-балльной шкале. Полностью они публиковались (нерегулярно) в АиФ. Ниже для примера приведены места и фамилии олигархов (см. АиФ N43, 1998) в списке из 150 персон, которых коммунисты и фашисты называли “еврейской мафией”:

3. Чубайс А.Б. (РАО ЕЭС)
5. Гусинский В.А. (Медиа-Мост)
6. Ходорковский М.Б. (РосПром)
10. Фридман М.М. (Альфа-групп)
14. Смоленский А.П. (СБС-АГРО)
16. Авен П.О. (Альфа-банк)
25-26. Малкин В.Б. (Российский кредит)
34. Хаит Б.Г. (Мост-банк)

В перечне фамилий данного журнала почему-то отсутствовали Черномырдин В.С., Березовский Б.А. и загадочный Абрамович Р.А. Если приведенных выше персон считать “еврейской мафией”, то неясным оставалось, кто же все остальные господа из этого списка? Ведь по неписаным законам советской империи евреи не допускались к директорским должностям, из которых потом и выросли олигархи.

Наконец мы должны понять во что превратилась всё это на сегодняшний день?

1. Орбиты власти «Политбюро 2.0» (“Политбюро 2.0 в посткрымской России. Сокращенная версия“, Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг», 22 октября, 2014)

  • Политбюро 2.0 работает как сетевая структура. Это орган неформальный и формализации его функций, например, в виде общих собраний не происходит.
  • Между ними распределены отраслевые сектора, и в рамках своих компетенций они предлагают свои управленческие схемы.
  • Это модель перераспределения ресурсов и сохранения устойчивых элитных групп и закрепления системы управления страной этими группами на будущее.
  • Ключевые люди – члены Политбюро 2.0: из орбиты В. Путина не выпали. Эти люди остаются ключевыми десижн-мэйкерами в Правительстве (ЛПР). Меняются люди в Правительстве, происходит текучка в регионах, но Политбюро 2.0 крепко держит

От полюсов к секторам

Если в предыдущих докладах серии «Политбюро 2.0» орбиты российской власти представлялись в биполярной системе координат с двумя полюсами притяжения элит (И. Сечинкак лидер условных «силовиков-государственников» и Д. Медведев как лидер «системных либералов»), то в текущих реалиях в связи с существенным ослаблением позиций либерального фланга во власти более адекватным представляется секторальный взгляд (см. представленную ниже круговую диаграмму «Орбиты российской власти»).

Орбиты власти «Политбюро 2.0» - Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг», Октябрь, 2014

 

  • В зоне особого, личного контроля президента В. Путина остаются сектора ТЭК [Топливно-Энергетический Комплекс], внешняя политика, оборона и ВПК, силовые структуры.
  • Ответственность за внутреннюю политику, социальную политику, финансовый сектор и инфраструктурные проекты распределена между членами Политбюро 2.0.

Внутри «Политбюро 2.0»

  • Процесс демонтажа элементов дуумвирата периода президентства Д. Медведева 2008-2012 гг. завершен;
  • Экс-президент к концу 2013 года окончательно стал техническим премьер-министром с ограниченным кругом полномочий, в первую очередь сосредоточенных вокруг социального блока;
  • Альтернатива новому положению Д. Медведева уже очерчена публично –переход в категорию «экспертов»;
  • Новая позиция, как отмечалось в наших прошлогодних докладах «Накануне перезагрузки элитных групп» и «Год правительства Медведева», способствует его выживанию на посту премьера;
  • Важно отметить, что симметричным образом снизилось влияние его ключевого аппаратного противника на протяжении многих лет –И. Сечина, его роль противовеса сильной фигуре Д. Медведева более не востребована.

Общие тенденции

Путин создал систему внутриэлитных сдержек и противовесов внутри ключевых направлений и отраслей. Фактически поощряются конфликтные пары:

В экономике:

В силовой сфере:

Внешняя политика:

  • Сечин-Тимченко (энергетика)
  • Ковальчуки-Ротенберги (инфраструктура)
  • Кейнсианцы-монетаристы
  • Триумвират «Набиуллина-Греф-Костин»-Белоусов
  • Колокольцев-Школов
  • Бастрыкин-Чайка
  • Патрушев-Бортников
  • Лавров-Ушаков
  • Устойчивое положение приближенного к ВВП бизнеса;
  • Все пострадавшие от санкций получили и будут получать компенсации в виде новых заказов и прямую финансовую поддержку в банковском секторе;
  • По сути перед нами новая модель легитимации перераспределения ресурсов от одних элитных групп в пользу других

  • Наблюдается перегрев внутри Политбюро 2.0;
  • Количество сконцентрированного в руках членов Политбюро ресурса постоянно возрастает. Речь идет как о властном ресурсе, так и об экономическом;
  • В то же время объем распределяемых ресурсов сокращается;
  • В связи с этим чистка внутри Политбюро 2.0 (как минимум, на уровне кандидатов) неизбежна.
  • Это и демонстрирует ситуация с Евтушенковым.

А 34 месяцев (почти 3 года) спустя

2. Орбиты власти «Политбюро 2.0» (“Политбюро 2.0: реновация вместо демонтажа. Сокращенная версия“, Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг», 23 августа, 2017) выглядят следующим образом:

Орбиты власти «Политбюро 2.0» - Коммуникационный холдинг «Минченко консалтинг», Август, 2017

Упрощение внешнеполитического рисунка и скепсис элит по поводу либерализации режима как средства от экономического застоя привели к соответственному упрощению схемы приоритетов топовых фигур политического режима. Произошла милитаризация сектора внешней политики, одним из свидетельств которой является фигура нового посла РФ в США. Внутренняя политика стала, скорее, частью сектора социальной политики и финансов. Сфера ТЭК, металлургии, транспорта и инфраструктуры воспринимаются как единый комплекс. Джокером становится сектор цифровой экономики, в котором пытаются себя позиционировать различные игроки, при этом очень по-разному понимающие, что же такое информационная экономика и инновации.

В условиях проблем с содержательной повесткой ресурсом для роста влияния участников Политбюро 2.0 является наличие понятного проекта для страны в целом или хотя бы для себя и своей группы на период следующего срока Путина.

Члены Политбюро 2. 0 . - Август 2017

В рамках такого тендера, как ни странно, наибольшая устойчивость как члена Политбюро 2.0 и участника следующей правящей элитной коалиции наблюдается у Дмитрия Медведева. С одной стороны, он самый опытный член правящей группы после Путина, имеющий опыт работы на посту премьер-министра и президента. С другой стороны, Медведев неоднократно подтверждал свою лояльность Путина и мастерски освоил стратагему в стиле айкидо «ослабить себя, чтобы сохраниться». Самый молодой из членов Политбюро 2.0 (52 года), он располагает важным ресурсом – временем.

Медведев имеет не менее трех опций своего трудоустройства после мая 2018 года. Это могут быть: 1) сохранение по посту председателя правительства, 2) переход в «Газпром» и перехват у Игоря Сечина позиции «главного энергетика», 3) переход в Верховный суд с получением статуса неформального гражданского куратора правоохранительного блока.

Достаточно уверенно себя может чувствовать Сергей Шойгу как успешный министр обороны воюющей страны. Шансы на создание под его эгидой нового суперминистерства (Минобороны + МЧС) и на сохранение и даже расширение региональной квоты выглядят серьезными. Риски для Шойгу в первую очередь могут быть связана с возможными форс-мажорными обстоятельствами в зоне военных действий.

Наиболее динамично набирающим в последнее время влияние членом Политбюро 2.0 является глава «Ростеха» Сергей Чемезов, усиливший свои позиции в администрации президента, силовых структурах и региональных элитах, поглотивший «Уралвагонзавод». Программа военного перевооружения, рассчитанная до 2021 года, является его зоной ответственности. Среди рисков для группы можно назвать ее усиление, которое оппоненты могут описать президенту как чрезмерное и нуждающееся в выравнивании, провалы в реализации значимых проектов, снижение личной мотивации Чемезова. Однако «коллективный Чемезов», группа ВПК, неизбежно будет одним из ключевых элитных игроков. Один из претендентов на то, чтобы ее возглавить, – министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

Бизнесмен Юрий Ковальчук считается неформальным куратором научной сферы и адептом инновационной экономики. Помимо этого, он является держателем серьезных пакетов финансового и медийного ресурса. В случае выбора модернизационного сценария Ковальчук может оказаться в ядре этой коалиции.

Мэр Москвы Сергей Собянин – один из немногих членов Политбюро 2.0, имеющий понятный и предметный проект на весь период нового президентского срока. Это реновация, которая должна кардинально изменить облик Москвы и при этом обеспечивает вовлечение в финансово ёмкий проект большого количества элитных групп, которые становятся естественным союзниками мэра. При этом Собянин сохранил и частично реновировал пул своих губернаторов на Урале (заменив в Пермском крае Виктора Басаргина Максимом Решетниковым). Не проявляя личных амбиций и демонстрируя глубокую вовлеченность в городскую повестку, Собянин, тем не менее, остается претендентом номер 2 на пост председателя правительства [номер 1 это Медведев].

[ПЕРЕХОДНАЯ ЗОНА В ЧЛЕНЫ ПОЛИТБЮРО 2.0]

В то же время трое из числа влиятельных членов Политбюро 2.0 могут иметь сложности с повесткой, которую они могут предложить президенту.

Игорь Сечин, на первый взгляд, находится на пике своего влияния. Он заслуженно считается одним из наиболее преданных Путину членов его команды. В копилку его побед за последние годы можно внести получение контроля над «Роснефтегазом» и «Башнефтью», приватизацию пакета «Роснефти», рост неформального влияния в электроэнергетике, заключение значимых международных сделок, арест ряда губернаторов и министра экономического развития Алексея Улюкаева. Однако напористый управленческий стиль Сечина формирует против него широкую элитную коалицию. Если речь идет о консолидации в одних руках всей нефтяной отрасли, то это затрагивает интересы таких серьезных игроков, как «Лукойл», «Газпромнефть», «Татнефть». Предметом критики становятся выход Сечина за пределы его зоны ответственности, финансовые результаты «Роснефти» и ее затратных международных проектов, возможные негативные последствия иска против АФК «Система» для инвестиционного климата в стране, деморализующее управленческую элиту настойчивое использование силового инструментария. Для многих членов правящего класса арест министра экономического развития А.Улюкаева стал примером нарушения негласных правил взаимоотношений. Ряд представителей бизнеса считает, что суд против АФК «Система» создает риск прецедента наказания компании за реализацию стандартных корпоративных процедур, используемых многими участниками рынка. Негласная поддержка Владимира Евтушенкова в споре с «Роснефтью» различными элитными игроками связана в первую очередь с этим.

Нельзя сказать, что весь путь «Роснефти» в последние годы – это только успешная экспансия. Противостояние с кандидатом в члены Политбюро 2.0 главой «Транснефти» Николаем Токаревым закончилось тактической победой сослуживца Путина по дрезденской резидентуре. Снизился силовой ресурс Сечина – был расформирован Госнаркоконтроль, который возглавлял его партнер Виктор Иванов, уволен ряд близких к главе «Роснефти» сотрудников СКР и ФСБ.

Поэтому для «Игоря Ивановича Настоящего» вызовом становится выбор внутриэлитной стратегии и, возможно, создание коалиции, к чему ранее он не был склонен.

Вячеслав Володин, один из немногих профессиональных политиков в России, перейдя из Администрации президента на позицию председателя Государственной Думы, сохранил разветвленную региональную клиентелу и неформальное влияние на ведущие политические партии и ОНФ. Статус парламента ощутимо вырос за счет активной работы с повесткой, ужесточения позиции по отношению к правительству и региональным властям (в том числе к мэрии Москвы), претензии на самостоятельную экспертизу законодательных инициатив исполнительной власти. Однако фактическое слияние всех парламентских партий в единую правящую пропутинскую коалицию снижает влияние лидеров формально оппозиционных партий (Г.Зюганова, В.Жириновского, С. Миронова) и значимость парламента как площадки, представляющей все общество. Под вопросом сохранение лояльности региональной клиентелы.

Аркадий Ротенберг, самый успешный реализатор инфраструктурных проектов, длительное время выполнял также функцию коммуникатора с зарубежными экономическими элитами. Однако его попадание в санкционные списки, общее охлаждение в отношениях с Западом и проблематичность новых проектов на восточном направлении создают для группы сложности с целеполаганием. Неформальное кураторство над РЖД может быть поставлено под вопрос в рамках долговременной стратегии Путина на замыкание менеджмента корпораций на себя.

Можно выделить группу кандидатов в члены Политбюро 2.0, имеющих потенциал стать его полноправными членами.

В первую очередь это относится к руководителю Администрации президента Антону Вайно и его первому заместителю Сергею Кириенко.

Вайно, несмотря на свою молодость и историческую принадлежность к группе Чемезова, становится одним из наиболее доверенных лиц президента и постепенно наращивает неформальное влияние и аппаратный опыт.

Кириенко имеет долгую историю отношений с Путиным, репутацию эффективного менеджера, обладает хорошим имиджевым потенциалом. Немаловажно, что после ухода в АП он смог сохранить за собой контроль над «Росатомом». Не исключено, что для президента важнее не политический опыт Кириенко, а история его менеджерского успеха в неуглеродной энергетике.

Глава «Сбербанка» Герман Греф, один из бенефициаров чистки банковской системы, и руководитель Центра стратегических разработок Алексей Кудрин конкурируют между собой в борьбе за роль архитектора и реализатора экономических, социальных и, возможно, политических реформ. Также они участвуют в неформальном тендере на роль куратора считающегося перспективным сектора информационной экономики. Претендентом на эту роль достаточно – это еще и помощник президента Андрей Белоусов (наращивает влияние) и первый вице-премьер Игорь Шувалов (влияние снижается).

Вице-премьер и полпред президента на Дальнем Востоке Юрий Трутнев рассматривается в качестве претендента на роль технократического премьер-министра, обладающего сильной волей и умением реализовывать проекты.

В силовом секторе стремительно наращивает влияние глава Нацгвардии Виктор Золотов, придумавший и реализовавший этот проект. При этом Золотов обладает серьезным неформальным влиянием в ФСБ (в частности, замдиректора ФСБ Евгений Зиничевего креатура) и МВД, имеет свой пул губернаторов.

Глава Чеченской республики Рамзан Кадыров, наверное, единственный из руководителей российских регионов, обладающий самостоятельным силовым ресурсом и системой неформального экономического влияния в других регионах России. Силовой ресурс Кадырова является не только внутрироссийским, но и внешнеполитическим фактором. Кроме того, Кадыров претендует на роль коммуникатора с исламскими странами и лидерство среди российских мусульман. В условиях ослабления позиций президента Татарстана Рустама Минниханова (банкротство второго по величине в республике Татфондбанка, непродление договора о разграничении полномочий, нарастание внутриэлитных противоречий в республике) Кадыров перетягивает на себя часть символического ресурса. Не исключено, что у Минниханова, который рискует выпасть из числа кандидатов в члены Политбюро 2.0, появятся новые союзники, заинтересованные в уравновешивании Кадырова.

[Кандидаты в члены Политбюро 2.0 и «переходная зона» для зоны кандидатов]

Кандидаты в члены Политбюро 2.0 и переходная зона для зоны кандидатов - Август 2017

Политическая активность крупного бизнеса (как государственного, так и частного, который все больше сливается с государственным) носит в основном не проактивный, а реактивный характер – как правило, в регионах присутствия. Значительно сократились инвестиции в партийные политические проекты. Крупный частный бизнес, особенно с корнями в 90-х годах, снижает свое политическое влияние, и постепенно эти «попутчики» будут оттесняться из блока кандидатов в члены Политбюро 2.0 в блок членов ЦК.

Из изменений в политическом блоке можно отметить рост идеологического и неформального влияния епископа Тихона (Шевкунова), который происходит на фоне снижения значимости лидеров парламентских оппозиционных партий (КПРФ, ЛДПР, СР), которые рискуют перейти в более низкую лигу – в члены ЦК. Именно осознание слабости своих позиций вынуждает Г.Зюганова, В.Жириновского, С.Миронова бороться за место в президентской гонки и не принимать сценарий тестирования новых фигур внутри своих партий.

Если говорить о потенциальных новичках, претендующих на вхождение кандидатов в Политбюро 2.0 в статусе кандидатов, то в условиях конкуренции содержательных проектов ситуативно возрастает роль старожилов губернаторского корпуса, обладающих оригинальной идеологией – непотопляемый Аман Тулеев (патерналистский авторитаризм), Анатолий Артамонов (инвестор-ориентированная экономика), Евгений Савченко (умеренный русский национализм).

Формируется слой новой силовой и технократической элиты, которая проходит обкатку в регионах или на уровне глав госкомпаний, заместителей министерств и ведомств. Из относительно опытных, но молодых лидеров можно выделить Дмитрия Кобылкина, который помимо своего региона неформально курирует Ставропольский край, и Андрея Воробьева, который первым успешно осуществил имиджевую трансформацию из «принцев» в «технократы». Из нового призыва выделяются экс-адъютанты президента Алексей Дюмин и Дмитрий Миронов, экс-руководитель АСИ Андрей Никитин.

К числу перспективных федеральных управленцев можно отнести министров Дениса Мантурова и Александра Новака, главу РЖД Олега Белозерова.

Прогноз:

  1. Модель Политбюро 2.0 имеет шанс сохраниться до электорального цикла 2021-2024 года. При этом персональный состав этого Политбюро может серьезно обновиться;
  2. Внутри Политбюро 2.0 формируются две широких коалициимобилизационная (ВПК+силовики, ядро – ЧемезовЧайкиЗолотовШойгу) и модернизационная (либеральный блок правительства, частный бизнес, потенциальные участники – Медведев, Ковальчуки, Собянин, Кудрин, Греф). Большая часть членов и кандидатов в члены Политбюро может ситуативно оказаться и в том, и в другом лагере. Вероятнее всего, окончательное стратегическое решение принято не будет, и принятая к реализации программа будет смешанной, или вообще верстаться «с колес»;
  3. Правительство, сформированное в мае 2018 года, рискует стать правительством непопулярных реформ, в связи с чем шансы его председателя стать преемником Путина будут невелики;
  4. При сохранении Путиным хорошей физической формы (что весьма вероятно) вопрос о преемнике начнет реально обсуждаться в процессе подготовки парламентских выборов 2021 года, поскольку следующий парламент будет значимым элементом транзита. Возможна проработка особого статуса Путина после его ухода с поста президента («русский аятолла»). Многое будет зависеть от исхода выборов президента США в 2020 году;
  5. Практически неизбежное дальнейшее ухудшение отношений с Западом будет провоцировать конфликты по периметру России. А это в свою очередь будет сдвигать Политбюро 2.0 к мобилизационному сценарию.

 

Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Vélemény, hozzászólás?

Adatok megadása vagy bejelentkezés valamelyik ikonnal:

WordPress.com Logo

Hozzászólhat a WordPress.com felhasználói fiók használatával. Kilépés /  Módosítás )

Google kép

Hozzászólhat a Google felhasználói fiók használatával. Kilépés /  Módosítás )

Twitter kép

Hozzászólhat a Twitter felhasználói fiók használatával. Kilépés /  Módosítás )

Facebook kép

Hozzászólhat a Facebook felhasználói fiók használatával. Kilépés /  Módosítás )

Kapcsolódás: %s

%d blogger ezt szereti: