Философия индивидуализма (объективизма), эгоизма Айн Ренд в реакциях авторского коллектива Концепции Общественной Безопасности (КОБ)

Психология Эгоизма. Айн Ренд, Е. Чичваркин.

Реакции от авторского коллектива Концепции Общественной Безопасности (КОБ)

Авторство: Внутренний Предиктор СССР — авторский коллектив Концепции Общественной Безопасности

Из Руслан и Людмила [автор: ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР, Санкт-Петербург 2005 г. (в редакции 1999 года с некоторыми уточнениями)] 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина посвящается

Человек — существо общественное. Индивидуализм, эгоизм, какими бы философскими построениями, претендующими на то, чтобы слыть “памятниками здравой мысли”² они не прикрывались, остаются в человеческой культуре конца ХХ века всего лишь проявлениями животного и демонического строя психики. Пушкин, видимо, имел об этом представление ещё в начале ХIХ века:

«Может ли быть пороком в частном человеке то, что почитается добродетелью в целом народе? Предрассудок сей, утверждённый демократической завистью некоторых философов, служит только к распространению низкого эгоизма»³.

² См. Айн Рэнд, “Концепция Эгоизма”, Памятники здравой мысли. СПб, “Макет”, 1995 г.
³ А.С.Пушкин “Отрывки из писем, мысли и замечания”, 1827 г. ПСС под редакцией П.О.Морозова, 1909 г., том 6, с. 20.

Глава 5. Ни зверь, ни человек… из Медный всадник — Это ВАМ не Медный змий... (О самой древней мафии в системе образов А.С.Пушкина)  [автор: ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР, Санкт-Петербург 1998 г.]

Выше уже говорилось о том, что слово “волны” указует на национальные толпы, пребывающие в движении и в постоянном обновлении в стремлении стать народом. Все народы прошли свой путь развития и обновления генофонда. Потому никого сегодня не удивляет, что современные греки и итальянцы имеют мало общего с древними греками и римлянами, а древние германцы или франки совсем не похожи на современных немцев и французов. Евреи же одни сохранили неизменными свои “ветхие одежды” во многом потому, что у них родство и сегодня определяется по материнской линии. В каком-то роде в столь необычно созданной общности речь может идти об искусственно поддерживаемом матриархате.

Есть и вторая скрытая сторона этого явления. Выше уже говорилось о том, что во времена “Синайского турпохода” рабство было явлением обычным и повсеместным. Но это было рабство на уровне сознания. Евреи же, в результате социального эксперимента, проведенного над ними древними евгениками (древнеегипетским знахарством), из обычных рабов на уровне сознания превратились в рабов, не способных осознать свое рабство, т.е. в рабов на уровне подсознания. Этот вид рабства закреплялся генетически через отчуждение еврейства от производительного труда. Внегенетически, т.е. на социальном уровне, через Тору и Талмуд новая форма рабства преподносилась им как особая, не достижимая другими форма свободы.

Эту особую форму “свободы” современные хозяева “евгениев” хотят в конце ХХ века навязать и остальным народам России. Они открыто обсуждают в прессе те самые методы, которые, по их мнению, достаточно эффективны для “этих скотов” и спустя три тысячелетия. В качестве примера можно привести интервью мультимиллиардера Джоржа Сороса (финансиста и филантропа, как любит он себя представлять) газете “Сегодня” от 15 марта 1994 года:


“После краха коммунизма универсальные идеи вышли из моды. Тем не менее шансы на то, что открытое общество в России преуспеет и состоится, невелики. Когда коммунизм на самом деле развалился, я думал, что будет возможен переход к открытому обществу за довольно короткое время. Но теперь, как очевидно, события пошли совершенно в другом направлении, и я думаю только о библейских категориях — сорок лет в пустыне.

Но я полагаю, что мои усилия стоят того, чтобы ими заниматься, потому что в жизни стран и народов всегда есть жизнь после смерти. И то, что происходит сейчас в значительной степени определит, как эта страна, этот народ выйдет из всех пертурбаций и кризисов, которые, безусловно, ему предстоит пережить.

Верноподанный вопрос Д.Соросу еврея Л. Бруни — корреспондента “Сегодня” (по случайному совпадению в Русском музее есть картина “Медный Змий” художника Ф.Бруни):

«Когда вы говорите о библейских категориях, вы считаете, что народ России в такой же степени отвык от свободы, как и евреи в Египте, и должно смениться поколение, чтобы что-то новое построить?»

Ответ Д. Сороса: Да.


В этом диалоге “хозяина” и раба хорошо виден все возрастающий разрыв между сознанием и подсознанием еврейства в целом. Другими словами, если все народы, не прошедшие через геноцид сорокадвухлетнего “синайского турпохода”, естественное несоответствие между образами сознания и подсознания нивелировали по мере своего развития в глобальном историческом процессе, то евреи этого делать не могли, благодаря особой приверженности иудаизму, догмы которого довлеют над ними и поныне.

В поэме же об этом всего двумя строчками:

Строки же о “кучерских плетях” — напоминание еврейству о том, что “господствовать” ему надлежит так, чтобы финансовая удавка на шее народов воспринималась ими не в виде жестокого и безысходного ярма, а в качестве освященного Свыше блага. “Там где не пройдет войско, там пройдет осел, навьюченный золотом”, — говорит народная мудрость. Короче, у ослов, навьюченных золотом, есть погонщики, контролирующие не только поведение ослов, но и “праведные пути”, по которым следует им ходить не возбуждая нездорового любопытства окружающих.

“Злые дети” и “кучерские плети” по существу были для евреев своеобразными молотом и наковальней в долговременном (речь идет о тысячелетиях) процессе воздействия этих факторов на их сознание и подсознание, что неизбежно должно вызывать неосознаваемое ощущение внутренней тревоги.

Он оглушен
Был шумом внутренней тревоги.

Другими словами, еврейство постоянно находится в стрессовом состоянии.

О причинах стрессов в библейской цивилизации до и после изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени следует поговорить особо. Чтобы видеть, а тем более адекватно описать в некоторых лексических формах будущее, необходимо понимать подлинное место своей эпохи в глобальном историческом процессе, а также хорошо осознавать присутствие в ней устойчивых при смене поколений тенденций.

Первая половина XIX столетия (период появление “Медного Всадника”) — начало эпохи, так называемых буржуазно-демократических революций, а основная, уже хорошо проявившаяся к этому времени тенденция, — бездумное стремление некой общности к глобальной концентрации производительных сил посредством ростовщичества в соответствии с доктриной “Второзакония-Исаии”. Пушкин, с его способностью видеть общий ход вещей, в принципе не мог пройти мимо информации, связанной с подобной тенденцией глобального уровня значимости. Для понимания проблемы на уровне обыденного сознания его отношение к ростовщичеству выражено в “Скупом рыцаре”; в завуалированном, на уровне второго смыслового ряда — в “Медном Всаднике”.

В рамках данной работы для нас важно понять, что в обоих произведениях выведены персонажи, чья практическая деятельность и связанное с нею психическое состояние, в какой-то мере касаются каждого.

Назовем информацию, относящуюся к процессам, непосредственно или опосредованно затрагивающим жизнь каждого, вне зависимости от желания индивида, — “царской” и попытаемся проанализировать её роль в жизнедеятельности как отдельных личностей, так и общества в целом.

Многократное обновление прикладных знаний и навыков в профессиональной деятельности и в домашнем быту на протяжении жизни одного поколения вследствие изменения соотношения эталонных частот биологического и социального времени — это только одна сторона дела, объективно проявляющаяся в статистике жизни общества. Вторая сторона дела состоит в том, что изменилась не только скорость обновления общественно необходимых прикладных знаний и навыков, но и “ширина” тематического спектра информации, с которой сталкивается в повседневности каждый из множества индивидов, в принципе обладающий свободой воли и иными возможностями свободного человека, но в силу особенностей воспитания и культуры ограничивающего себя в том или ином виде рабства, свойственном нынешней цивилизации.

Вне зависимости от того, к какой социальной группе принадлежит человек, ныне он сталкивается с информацией, непосредственно не относящейся к его профессиональной деятельности, но образующей информационный фон, на котором протекает его профессиональная деятельность и жизнь как его самого, так и его семьи.

В прошлом, в условиях сословно-кастового строя общественной жизни, к пахарям или ремесленникам, в совокупности составлявшим подавляющее большинство населения, не приходила повседневно “царская информация”; а если когда и приходила, то они не различали её в общем информационном потоке и она оставалась для них как бы невидимой; увидев же её — в силу узости кругозора — не могли понять её общественного значения; но даже поняв, малочисленные понявшие из простонародья редко могли осуществить общественно значимое управленческое действие [65] просто в силу незнатности своего происхождения, лишавшего их мнение авторитета в глазах правящей “благородной элиты”.


[65] Вспомните Левшу у Н.С.Лесковка: «Скажите государю! В Англии ружья кирпичом не чистют! Надо, чтобы и у нас не чистили, а то, как война случится, то ружья стрелять не годны!» — Левша умер с этим “бредом”, но государю никто не сказал о “царском бреде” простого мужика. А когда Россия проиграла крымскую кампанию, то те же, кто не «сказал государю» и отперлись: «Если и доложите, что мы не сказали государю, то на вас же и свалим, что только сейчас доложили, а тогда нам не докладывали.»
      Не менее печальна история о том, как группа деятелей культуры России (Горький, Арсеньев и другие) накануне расстрела рабочих в Петербурге 9 января 1905 г. пыталась добиться, чтобы председатель комитета министров Витте тоже «доложил государю» “царскую” по своему значению информацию о неизбежном кровопролитии, если многотысячному шествию рабочих с семьями, психологически настроившемуся на всеобщее собрание на Дворцовой площади при передаче петиции царю, закрыть путь к цели их движения силой войска. Но Витте отказался доложить заблаговременно царю эту информацию, что могло бы предотвратить тот расстрел и многие вызванные им трагедии.
      Единственный общеизвестный в мире за всю историю нынешней глобальной цивилизации пример, когда “царская информация” была эффективно реализована в сословно-кастовом строе человеком из простонародья, — Жанна д’Арк

С другой стороны и соответственно общему для всех отношению к жизни также и государственно-правящая “элита” Запада в подавляющем большинстве случаев была свободна от необходимости вникать в рассмотрение существа и последствий принятия тех или иных решений, основанных на применении технологий, ставших традиционными, а тем более технико-технологических нововведений [66], считая это “не царским делом”, а «частными делами их подданных», в которые им вникать унизительно и скучно; либо же«частным делом» своих должников, что свойственно для МЕЖДУнародной ростовщической ветхозаветно-талмудической “аристократии”, правящей посредством [67] финансовой удавки обществами и государствами, на основе узурпации кредита и счетоводства, составляющих суть банковского дела.


[66] Избитый пример такого рода — отказ Наполеона оказать государственную поддержку Р.Фултону, конструктору одного из первых плавающих пароходов, что могло изменить характер борьбы на море с Англией, имевшей большой парусный флот. Менее известно, что реактивная система залпового огня разрывными снарядами, примерно в то же время была изобретена и опробована на учениях в Австрии, где она показала свою пугающую эффективность, но тем не менее она не была применена Австрией ни против Наполеона, ни Наполеоном после капитуляции Австрии.
     И более ранняя история всех народов почти без исключения полна фактов, когда сильные мира сего уклонялись от управления научно-техническим прогрессом как одной из составляющих жизни общества, т.е. политики, считая разбирательство в такого рода вопросах “не царским делом”.
В истории России всего два примера, когда глава государства систематически держал под контролем технико-технологический прогресс и строил государственную политику с его учетом: Петр I и Сталин. Под руководством обоих, именно благодаря такого рода приобщению к “царским делам” дел “не царских”, даже вопреки ошибкам обоих государей, страна обретала статус сверхдержавы в течение нескольких десятилетий; и теряла его, также в течение нескольких десятилетий, когда их преемники — на западный манер — устранялись от технико-технологических проблем их “подданных”.
[67] Деятельность же международных ростовщиков в национальных обществах рассматривалась государственностью также как один из видов частного предпринимательства “подданных”. А то обстоятельство, что в зависимости от малого числа “подданных” ростовщиков оказывалось всё общество (включая и государственность, и её первоиерархов) выпадало из мировосприятия “элитарных” индивидуалистов-потребителей, правивших государствами на основе бездумно воспринятой от предков традиции.

С крушением сословно-кастового строя на Западе психология невмешательства государства и ростовщической банковской системы в частную жизнь и частнопредпринимательскую деятельность сохранилась точно также, как сохранилась и психология невмешательства в дела государственности простого обывателя, полагающего, что все свои обязательства по отношению к государственности он исполнил заплатив налоги и приняв участие в формально демократических процедурах, существующих на Западе, как и всё прочее в рабском ошейнике ссудного процента.

Но если до торжества буржуазно-демократических революций такого рода психология господствовала молчаливо, то за время развития западного капитализма она нашла свое теоретическое выражение: в наиболее общем виде — в философии индивидуализма, а в более узком прагматическом варианте — в разного рода псевдоэкономических теориях о свободе частного предпринимательства, свободе торговли и якобы способности “свободного” рынка регулировать в жизни общества всё и вся без какого-либо целеполагания и управления со стороны думающих людей.

Но все теории без исключения — только выражение строя психики и соответствующей ему нравственности. В зависимости от нравственности и строя психики, на основе одних и тех же фактов, разум человека способен развернуть взаимно исключающие одна другие теории и доктрины.

Буржуазно-демократические революции и последующее общественное устройство жизни западных обществ психологически были обусловлены разумом, активным в носителях животного строя психики, господствовавшего на Западе. И соответственно порожденные животным строем психики буржуазно-демократические революции изменили общественное устройство так, что при новой системе внутриобщественных отношений в условиях технико-технологического прогресса обрел поле деятельности и активизировался разум множества индивидов, которые получили возможность доступа к информации, ранее закрытой сословно-клановыми границами, предопределявшими как профессию и социальное положение, так и прежде неизменные в течение всей жизни человека информационные потоки — “воды”, в которых он жил. Но новая система внутриобщественных отношений, возникшая в результате буржуазно-демократических революций, вовсе не изменила прежде господствовавшего на Западе нечеловечного строя психики (численно преобладают животный и зомби).

И именно его носители после информационного взрыва ХХ века являются в нынешнем обществе (где психология ориентирована на потребительство сейчас и впредь ради ублажения чувств и самомнения) жертвами “стрессов” и их последствий. Но информационный взрыв открыл для них и возможность избавления от вызванной им же лавины “стрессов”.

Эта возможность состоит объективно в том, что жизнь всего общества технически развитых стран протекает и на работе, и в домашнем быту на фоне “царской информации”, обладающей значимостью провинциальной в пределах государства, значимостью общегосударственной в пределах одной или многих региональных цивилизаций и значимостью региональной цивилизации в пределах совокупности многих региональных цивилизаций и доцивилизационных первобытных культур [68], в совокупности образующих человечество Земли. Прежде эта “царская информация” проходила мимо подавляющего большинства населения, непосредственно не оказывая влияния на их жизнь.


[68] Кое где сохранившихся и знакомых с жизнью остального человечества по сообщениям радио и телевизионному вещанию технически развитого окружающего их мира.

Психика каждого, кому дано Свыше быть Человеком Разумным, организована иерархически многоуровнево. И уровень сознания большинства, на котором скорость обработки информации составляет 15 бит в секунду, и где человек в состоянии управиться максимум с 7 — 9 объектами, только видимая надводная вершина айсберга индивидуальной психики в целом. По отношению к сокрытой части психики — бессознательному (иначе говоря подсознательному) в культуре человечества есть два похода:

  • расширение сознания и включение в него тех уровней психики, которые ранее находились вне его;
  • перестройка структуры сознательного и бессознательных уровней психики на основе диалога (информационного обмена) между уровнями с целью ликвидации между ними разного рода антагонизмов и выработки таким путем стиля их согласованной работы в целостной индивидуальной психике.

Если подыскивать техническую аналогию, то сознание, вместе со свойственными ему возможностями, можно уподобить пилоту, а всё бессознательное (подсознательное) — автопилоту. В такой аналогии первый подход эквивалентен (во многом) тому, что пилот постепенно берет на себя исполнение всё большего количества функций, заложенных в автопилот; второй подход эквивалентен (во многом) тому, что пилот осваивает навыки настройки автопилота и заботится о взаимно дополняющей разграниченности того, что он берет на себя, и того, что он возлагает на автопилот.

Может встать вопрос, в каком соотношении находятся оба подхода. На него могут быть разные ответы, обусловленные нравственностью, мировоззрением и личным опытом каждого из отвечающих. На наш взгляд второй подход — перестройка сознательных и бессознательных уровней психики — включает в себя первый подход, поскольку при настройке “автопилота” “пилоту” невозможно не получить представления о его функциональных возможностях и управлении ими. Но второй подход, включая в себя и первый подход — расширение сознания, — придает ему особое качество с самого начала, в то время как следование первому подходу при игнорировании (либо отрицании второго) рано или поздно приводит к тому, что включенные в область сознательного возможности необходимо привести в согласие между собой, а кроме того и в непротиворечивость со всем еще не освоенным индивидуальным сознанием в процессе его расширения; если первый подход не приводит к осознанию такого рода необходимости — то следование ему завершается личностной катастрофой, вызванной, если и не внутренней конфликтностью индивидуальной психики, то конфликтностью индивидуальной и коллективной психики или же конфликтностью психики индивида с иерархически высшей нечеловеческой психикой, деятельность которой однако проявляется в Мироздании, если быть внимательным к происходящему.

Первый подход в традиционной культуре человечества выражают разного рода духовные практики Востока (йоги) и западных систем посвящения; на возможность осуществления второго подхода прямо указано в Коране, хотя он и не развит в исторически реальном исламе.

Об этом в рамках данной работы необходимо было сказать, поскольку с “царской информацией” (если соотноситься с нормами сословно-кастового строя во времена создания “Медного Всадника”) в современных условиях сталкиваются практически все. Возможности в переработке информации уровней психики, относимых к бессознательному для подавляющего большинства людей, намного превосходят возможности индивидуального сознания большинства (15 бит/сек., 7 — 9 объектов одновременно). И это означает, что вне зависимости от сознательного отношения к “царской информации” со стороны индивида, его бессознательные уровни индивидуальной психики [69] обрабатывают и “царскую информацию”. Соответственно результаты этой обработки некоторым образом встают перед сознанием индивида либо на отдыхе, либо в жизненных ситуациях.


[69] К ним относятся и «входы-выходы», при прохождении информации через которые людей порождают коллективную психику, которая свойственна как малочисленным группам, так и человечеству в целом.

Всё дальнейшее определяется тем, как сознание индивида относится к такого рода прорывам результатов обработки “царской информации” с бессознательных уровней психики на уровень их сознания.

“Стрессы” и их последствия, жертвой которых в технически передовых обществах становятся непреклонные участники гонки потребления, перемалывающие информацию, необходимую для поддержания профессионализма и обусловленного им потребительского (прежде всего) статуса, — результат осознанного или бездумного отказа их индивидуального сознания принять результаты бессознательной обработки “царской информации” в качестве фактора направляющего, а также сдерживающего их индивидуальную частную деятельность.

Если же результаты бессознательной обработки “царской информации” принимаются сознанием, то начинается согласовывание частной индивидуальной сознательной и бессознательной деятельности с этими результатами, довлеющими надо всем обществом, поскольку именно по этому признаку — довления надо всеми — “царская информация” отличается от частной, лично-бытовой.

Когда принятие результатов бессознательной обработки “царской информации” протекает бездумно на уровне сознания, то согласование деятельности сознательного и бессознательного уровней индивидуальной психики в общем-то происходит, но без расширения сознания; когда их принятие сопровождается обдумыванием на уровне сознания происходящего и намерений на будущее, то происходит не только согласование сознательного и бессознательного уровней психики, но возможности сознания расширяются и оттачиваются. Причем в последнем случае расширение сознания происходит во внутреннем согласии при своевременном устранении конфликтности между уровнями индивидуальной психики и между индивидуальной и коллективной психикой.

Кратко о качествах, которые должны быть свойственны нормальной коллективной психике, порождаемой множеством индивидуальных, можно сказать так: во-первых, она также должна быть внутренне бесконфликтной, что проявляется в жизни как устранение и компенсация в коллективной деятельности ошибок, совершаемых одними, другими её участниками; во-вторых, коллективная психика, должна исключать конфликтность коллектива в целом и его участников в отношениях с довлеющими над жизнью человечества факторами Объективной реальности.

Теперь покажем на конкретном примере, как в обществе на основе идеологии, порожденной буржуазно-демократическими революциями, программируется отторжение на уровне индивидуального сознания результатов бессознательной обработки “царской информации”.


«Мышление — это невероятно сложный процесс идентификации и интеграции, на которые способен только индивидуальный разум. Не существует коллективного разума. Люди могут учиться друг у друга, но процесс обучения требует от каждого обучающегося собственного мышления. Люди могут сотрудничать в поисках новых знаний, но такое сотрудничество требует от каждого ученого независимого использования своей способности рационально мыслить.» [70]


[70] Айн Рэнд “Концепция эгоизма”, СПб, «Макет», 1995, с. 19. Оригинальное название книги Ayn Rand “The Morality of Individualism” (Моральность/нравственность индивидуализма). То есть при переводе на русский, названию сборника с одной стороны придан более откровенный и агрессивный характер, а с другой стороны часть смысла оказалась скрытой, поскольку эгоизм может быть вовсе не индивидуальным, а корпоративным. Сборник издан в серии “Памятники здравого смысла” (хотя является выражением образа мысли, порождающего коллективную шизофрению) под девизом “Sapienti sat!” (Мудрому достаточно!) Ассоциацией бизнесменов Санкт-Петербурга. А трансляция его чтения по городской сети Петербурга в 1996 г. привела к тому, что несколько сотен тысяч человек проглотили его мимоходом за завтраком: т.е. непосредственно в глубинную бессознательную психику минуя осознанное осмысление услышанного.

Всё так, кроме некоторых деталей, однако определяющих качество всего:

  • во-первых, КОЛЛЕКТИВНЫЙ РАЗУМ СУЩЕСТВУЕТ. Всякий разум — иерархически многоуровневый процесс обмена информацией и её преобразований. Коллективный разум отличается от индивидуального прежде всего тем, что он, как процесс, протекает не в пределах структур биомассы и биополей, обеспечивающих интеллектуальную деятельность одного человека (индивида = неделимого), а в пределах вещественных и полевых структур, обеспечивающих психическую деятельность множества разных людей, а также и обусловленных ею. Процесс информационного обмена между людьми, каждый из которых является носителем индивидуального (по-русски это слово в точности означает — неразделимого) разума, протекающий на уровне биополей, акустической и письменной речи, произведений искусства и памятников культуры и т.п. порождает коллективный разум; если быть более точным, то порождает иерархию взаимной вложенности разумов от до коллективного разума всего человечества. В этой иерархии взаимной вложенности могут быть коллективные разумы, время существования которых не более чем время взаимного общения некоторой группы людей, и есть разумы, время жизни которых превосходит время жизни библейских долгожителей, поскольку возможно длительное существование коллективного разума в преемственности информационных процессов на основе обновления его элементной базы — сменяющих друг друга поколений людей.
  • во-вторых, в силу первого возможность «НЕЗАВИСИМОГО (выделено нами) использования своей способности рационально мыслить» — не объективная данность для каждого человека, а вымысел, поскольку человек хотя и может мыслить своеобразно и более менее обособленно от других, но мыслит всегда обусловленно, т.е. в зависимости от своего состояния, личностного развития, освоенного им лично культурного наследия и соучастия в коллективной психике общества.

И жизнь общества во многом определяется тем, какими свойствами обладают порождаемые индивидуально разумными людьми коллективные разумы — являющиеся составляющими компонентами их коллективного сознательного и бессознательного в целом; и в каком качестве по отношению к порождаемым ими же коллективным интеллектам пребывают люди: индивидуальный разум человека может быть невольником коллективного разума более или менее широкого множества людей; а кроме того — невольником и той малочисленной группы, которые расширили свое индивидуальное сознание настолько, что обладают осознаваемыми ими навыками управления коллективным сознательным и бессознательным [71], а через него и всем множеством людей, которые образуют ту или иную коллективную психику [72]; но индивидуальный разум может быть одним из осознано целеустремленных творцов коллективного разума, как части коллективной психики, являющейся общим достоянием всех её участников.


[71] Этим в первобытные времена занимались шаманы, а во времена цивилизации — иерархии посвящений в разного рода мистику духовных практик оккультно-политических орденов.
[72] Именно возможностями злоупотреблений такого рода обусловлены коранические запреты на магию. Библейские запреты на магию некогда были обусловлены этой же причиной, но в реальной библейской культуре они изменили свою роль и служат защите от самодеятельности народных умельцев сложившейся монополии легитимных иерархий на управление коллективной психикой.

Последняя возможность, входит необходимой составляющей в процесс снятия антагонизмов между сознательным и бессознательными уровнями в структуре психики индивида. На пути “расширения сознания” индивидуалистов, носителей воззрений, аналогичных высказанным Айн Рэнд, конфликт между индивидуалистами неизбежен. Победить в такого рода конфликте между упрямцами, не знающими ограничений своему индивидуальному эгоизму, невозможно. И дабы они не уничтожили окружающих, якобы не существующий по мнению индивидуалистов коллективный разум части человечества, которая это понимает, и Всевышний Вседержитель замыкают индивидуалистов друг на друга в сценариях, в которых открыто в общем-то два класса возможностей: либо осознать ошибочность индивидуализма и атеизма, либо пасть жертвой ситуаций самоликвидации одних индивидуалистов другими; прочих, кто не гибнет в такого рода межличностных конфликтах губит внутренняя конфликтность их индивидуальной психики, поскольку бремя внутренней несовместимости составляющих психики становится несовместимым с жизнью по мере того, как индивиды упорствуют в отрицании результатов обработки “царской информации” бессознательной и сознательной коллективной психикой, частью которой является их индивидуальное бессознательное.

Но в любом из двух вариантов, возможных для человека (невольник коллективной психики либо её сотворец) индивидуальная психика — элементная база коллективного разума и коллективной психики, однако обладающая собственным индивидуальным разумом, по какой причине элементная база может осмыслить факт порождения ею коллективного разума в составе коллективной психики, после чего способна управлять процессом её становления и бытия по своему нравственно обусловленному произволу.

Для понимания существования коллективного разума достаточно курса физики средней школы и рассмотрения процессов обработки информации в сети ЭВМ, например в “Интернет”, или на многопроцессорном вычислительном комплексе, когда разные фрагменты одной и той же задачи согласованно и взаимно дополняюще друг друга решаются на разных машинах.

Тем не менее, человек может согласиться с объективностью факта информационного обмена между людьми (в том числе и на основе биополей), но будет возражать против возможности существования коллективного разума людей. Но в этом случае возражения проистекают из того, что возражающие просто не обладают навыками самообладания, необходимыми для того, чтобы воспринять (прежде всего на уровне сознания) диалог их собственного индивидуального разума с коллективным, порожденным ими же; либо они порождают коллективного сумасброда, с которым индивидуально интеллектуально нормальному человеку и говорить-то не о чем.

Последнее имеет свою компьютерную аналогию: программное обеспечение компьютера может быть достаточным для его изолированной работы, но может быть недостаточным, чтобы с его пульта можно было войти в сеть и управлять решением какой-то задачи с привлечением свободных ресурсов остальных компьютеров в сети; в то время как некоторые сети могут быть построены так, что из сети просматриваются все составляющие сеть компьютеры, но со многих компьютеров (возможно, что за единичными исключениями) другие компьютеры сети не просматриваются и с них не контролируются даже их собственные ресурсы, вовлеченные в обслуживание сети. Кроме того программное обеспечение работы сети может включать в себя ошибки, в результате которых сеть в целом будет в большей или меньшей мере ущербно работоспособной, вследствие чего может наносить тот или иной ущерб информационному обеспечению входящих в неё компьютеров. Тем не менее неспособность конкретного компьютера с конкретным программным обеспечением работать в сети, либо дефективность сетевого программного обеспечения в целом не означает, что сетевые информационные системы в принципе не возможны, не работоспособны или не существуют.

Так же и Айн Рэнд — как выразитель господствующих на Западе воззрений — ошибается, настаивая на том, что коллективный разум не существует; существуют множества — в той или иной мере обособленных один от другого — коллективных разумов, обладающих разными длительностями своего существования, но Айн Рэнд не единственная, кто этого не видит и не понимает.

Отрицать же существование порождаемых людьми коллективных интеллектов в их взаимной вложенности это — вести дело к тому, чтобы все согласные с воззрением Айн Рэнд о несуществовании коллективного разума (как составляющей коллективной психики), сами того не осознавая, стали невольниками их же собственного порождения — коллективной психики, формируемой ими объективно всегда, но в данном случае — бессознательно. По существу же это поддержание опосредованной подневольности большинства тому меньшинству, кто расширил свое сознание настолько, что осознанно и целенаправленно управляет коллективной психикой, а через неё и теми, кто по отношению к коллективной психике является её элементной базой.

Быть невольником коллективного и соответствует животному строю психики [73], поскольку это аналогично происходящему в жизни стадных животных, где каждая особь — невольница стадной психики. Но людям, в отличие от животных, предоставлены возможности свободного индивидуального творчества в их саморазвитии. Это и открывает возможности порождения устойчивой внутренне конфликтной индивидуальной и коллективной психики, что полностью исключено в животном мире, где может возникнуть коллективная паника, ужас, как эпизод в каких-либо обстоятельствах, но коллективная шизофрения — как норма жизни при смене поколений — исключена полностью.


[73] В этом одна из причин, почему хозяева “элиты” заинтересованы в поддержании животного строя психики в качестве господствующего в обществе, и почему они ищут средства обеспечить безопасность такого способа существования цивилизации в условиях не свойственной животному миру энерговооруженности техносферы.

У людей индивидуальная и коллективная шизофрения, в тех случаях, когда она не является выражением дефективности генетического аппарата, — выражение неумелости пользования предоставленной Свыше свободой творчества и саморазвития.

При этом следует иметь в виду, что всякий коллективный разум — только подсистема в коллективной психике, и коллективная психика может быть целостно мозаичной (здравой) и расщепленной калейдоскопичной (шизоидной), точно также как и психика индивида. Отрицание же факта коллективной психической и интеллектуальной деятельности — надежный путь к порождению ШИЗОФРЕНИИ в коллективной психике не только шизофреников, но даже в коллективной психике в общем-то индивидуально нормальных психически людей. И множество интеллектуально развитых индивидов, психически , породив шизоидную коллективную психику, включая в неё и устойчиво внутренне конфликтный коллективный разум, избирают путь коллективного самоубийства вне зависимости от того, понимают они это или нет.

“Стрессы” и их последствия, о чем речь шла ранее, — выражение на уровне личностной судьбы соучастия человека в коллективной шизофрении. Защитой и излечением от этого на уровне индивидуальной психической деятельности является только осознанное обращение к бессознательным уровням психики за результатами обработки ими “царской информации”, которая определяет жизнь всех, а тем самым и каждого, дабы изжить внутреннюю конфликтность своего поведения и его конфликтность с объемлющей человечество жизнью Мироздания.

Поэтому одно из необходимых свойств, которым должна обладать безусловно психически нормального индивида — не порождать тех, кому дано Свыше быть психически и интеллектуально безусловно нормальными людьми.

Буржуазно-демократические революции, в лице их теоретиков и последующих идеологов гражданского общества, освободив индивидуальную психическую деятельность носителей животного строя психики от вполне ей соответствующих ограничений сословно-кастового строя, по существу передали господство над гражданским обществом шизофреническому коллективному сознательному и бессознательному. С течением времени это привело к активизации в обществе механизма естественного отбора, жертвами которого становятся соучастники коллективной шизофрении, не желающие жить иначе, или желающие, но не прилагающие к тому никаких индивидуальных и коллективных усилий со своей стороны.

Естественный результат этого — постоянное ощущение “шума внутренней тревоги”, что является верным признаком стрессового состояния индивида. Неспособность же своевременно и правильно отреагировать на уровне сознания на “всплывающие” с уровня подсознания результаты обработки “царской информации” (какой была во времена Пушкина и остается сегодня информация о ростовщичестве, как надгосударственном уровне управления) превращает индивида, обладающего разумом, но с животным типом психики, в некое промежуточное между зверем и человеком существо.

И так он свой несчастный век
Влачил, ни зверь ни человек,
Ни то ни се, ни житель света
Ни призрак мертвый…

По существу это наиболее точное описание зомби, биоробота. Во времена Пушкина тоже существовали люди, лишенные свободы воли, но единого слова-кода, вызывающего образ этого необычного для человеческой психики явления, не было. Бездумное следование библейской концепции самоуправления в период смены логики социального поведения не может не вызывать “шума внутренней тревоги”, что незадолго до своей кончины и подтвердил в одном из интервью еврейский поэт Иосиф Бродский: “Я постоянно оглушен шумом внутренней тревоги”.

Философия индивидуализма как основа стадного сумасшествия у людей из Оглянись во гневе… [автор: ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР, Санкт-Петербург 1996.97 г.]

«Сталин ушел не в прошлое, он растворился в нашем будущем.»[1]
— как это не опечалит многих.

[1] Эпиграф Пьера Куртада к книге Эдгара Морена «О природе СССР.
Тоталитарный комплекс и новая империя» (Москва, “Наука для общества”, 1995 г.; французское издание — Fayard-1983)

Комментарии к статье Ю.Мухина

Несостоявшееся в свое время сочинение бывшего ученика 9 класса
советской средней школы

О преступлении против потомков…

Концептуальная власть и государственность

Философия индивидуализма как основа стадного сумасшествия у людей

Осенью 1996 года по радио прошел цикл передач, в которых читали книгу “Концепция эгоизма” американской писательницы и философа российского происхождения Айн РЭНД[1]. Оригинальное название книги Ayn Rand “The Morality of Individualism” (Моральность/нравственность инди­виду­ализма). То есть при переводе на русский, названию сборника придан более откровенный и агрессивный характер. Сборник издан в 1995 г. в серии “Памятники здравого смысла” под девизом “Sapienti sat!” (Мудрому достаточно!) Ассоциацией бизнесменов Санкт-Петербурга и издательством «Макет» тиражом 5000 экз., а радиотрансляция привела к тому, что несколько сотен тысяч человек проглотили его мимоходом за завтраком: т.е. непосредственно в глубинную бессознательную психику минуя осознанное осмысление услышанного.

Ayn Rand родилась в 1905 г. в Санкт-Петербурге, в 1926 г., получив образование, она эмигрировала из СССР, жила и работала в США, где и умерла в 1982 г. Как сообщается в предисловии, её произведения до сих пор пользуются популярностью и ежегодно продается до 250 000 экземпляров её различных работ. Её наследники и последователи в 1985 г. организовали Институт Айн Рэнд, который занят пропагандой объективизма (название её философской системы, выраженной в её научных и литературных произведениях).

Мы прокомментируем названную книгу потому, что это одно из немногих изданий, в котором, хотя и не выражено понятие об иерархии обобщенных средств управления/оружия, но тем не менее за философией, мировоззрением признается первенство во всех житейских делах каждого человека и общества. То есть бессознательно книга затрагивает первый приоритет обобщенных средств управления.

В предисловии к “Концепции эгоизма” директор Института Айн Рэнд доктор философии Майкл С.Берлинер пишет:

«Книга охватывает лишь малую часть идей Айн Рэнд. Автора интересует широчайший круг проблем: от психологии формирования концепций[2] до сущности и природы музыки.

Айн Рэнд считает философию основным фактором, определяющим жизнь отдельного человека или нации, и убеждена, что Америку, созданную на принципах личной независимости, разрушает философия, считающая эту независимость злом. “Современное состояние мира, — писала она в 1961 году, — не доказательство бессилия философии, напротив это доказательство её силы. Именно философия довела людей до сегодняшнего состояния, и только философия  может вывести их из него.” Философия мистицизма, диалектического материализма, самопожертвования и покорности принесла советским людям лишь тиранию и смерть. Только философия разума, рационального эгоизма и индивидуализма покажет им выход. Хочется верить, что эта книга попадет к тем людям в бывшем СССР, кто ищет выход. Он ведет к личному счастью и свободному обществу.» — так завершается предисловие, датированное ноябрем 1992 г.

Книга пришла к российскому адресату спустя четыре года, если считать по времени чтения её в радиопередачах, поскольку тираж единственного издания 1995 г. 5 000 экз. для России — ничто. Демократизаторы явно ошиблись в оценке общественной ситуации: то, что для них имело смысл издать большим тиражом еще в 1991 г.[3] в качестве “Манифеста антикоммунистической партии”, издано мизерным тиражом с явным опозданием. Их хозяевами был безвозвратно упущен краткосрочный период, когда марксизм в России сошел с трона официально пропагандируемого мировоззрения, вследствие чего в образовавшийся философический вакуум удобно было ввести иную легкодоступную[4] философскую систему, отвечающую тогдашним вожделениям изрядной части политически активной антикоммунистической интеллигенции. Это позволяло создать демократизаторам на некоторое время массовку на основе интеллектуальной философской системы, а не на основе бессмысленных эмоций, как это случилось реально после ГКЧП. Однако русское издание “Концепции эгоизма” вышло в свет после того, как уже гораздо большими тиражами вышли издания, выражающие более мощную русскую философскую систему[5], расширяющую понятийную базу читателя и отрицающую индивидуализм, в качестве идеологии независимости одного человека от других.

То есть к моменту издания сборника Айн Рэнд мировоззренческая ниша, ранее принудительно заполнявшаяся марксизмом, в России оказалась заполненной качественно иной мировоззренческой системой, так же как и Айн Рэнд, взывающей к разуму читателя. В этих условиях радиотрансляция и переиздание работ Айн Рэнд большими тиражами спасти положение демократизаторов уже не может.

По этой причине мы не будем заниматься постраничным комментированном текста сборника, а прокомментируем только наиболее значимые высказывания Айн Рэнд и принципиальные ошибки её мировосприятия, памяти и мышления.

Сборник завершается приводимым ниже утверждением, достойным “Манифеста антикоммунистической партии”, если бы таковой был написан. По всей видимости из-за приводимых ниже слов, ласкающих самолюбие многих частных предпринимателей, Ассоциация бизнесменов Санкт-Петербурга и решила поднять философское наследие Айн Рэнд на свой щит. Комментарии к этому фрагменту приведены после него и пронумерованы римскими цифрами:

«Однако же существовала — единственная в истории человечества — страна денег, а это значит — страна разума, справедливости[6], свободы, творческих и производственных достижений. Впервые в истории человеческий разум и деньги были неприкосновенны, не было места вооруженной борьбе за счастье[7] — были созданы условия для стремления к счастью, достигнутому своим трудом. Здесь не было места меченосцам[8] и рабам[9], здесь впервые появился созидатель, величайший труженик — американский промышленник.

Вы спрашиваете, что отличает американцев. Главным отличием я считаю то, что люди страны изрекли: “Делать день­ги”[10]. Ни один другой язык или народ не произносил этих слов[11]. Люди всегда считали богатство статичным: его можно захватить, выклянчить как подаяние, унаследовать, получить в результате мошенничества[12], чьей-то благосклонности, наконец его можно разделить. Американцы были первыми, кто понял, что богатство должно создаваться созидательным трудом[13]. Выражение “делать деньги” является основой человеческой[14] морали.

Именно эти слова американцев осуждают лицемерные представители вырождающихся[15] культур прочих континентов. Они пытаются навязать американцам чувство стыда за величайшие достижения своей культуры, чувство вины за свое процветание[16]; заставляют относиться к американским промышленникам как к грабителям и подлецам[17]; призывают расценивать могучие производственные сооружения как собственность пролетариев[18], как продукт простого мускульного труда подгоняемых кнутом рабов, подобных строителям египетских пирамид[19]. Негодяй, который самодовольно ухмыляясь, утверждает, что не видит разницы между силой кнута и могуществом доллара[20], должен на своей шкуре испытать это различие, и надеюсь, в конечном итоге это произойдет.

Пока вы не поймете, что деньги — корень добра, вы будете идти к самоуничтожению. Если деньги перестают быть посредником[21] между людьми, люди превращаются в объект произвола.

Кровь, кнут, дуло пулемета — или доллар.

Делай        выбор! Другого не дано![22] Время пошло![23]» (с. 122, 123)

В общем куда как более откровенно и ультимативно. Как видите, в этом небольшом фрагменте текста рассыпано довольно много римских цифр, которые в тексте отмечают глупости и заведомо ложные сведения. Плотность распределения  вздора в остальных фрагментах текста примерно такая же. Теперь же прокомментируем всё по существу:

Айн Рэнд пишет:

«Философия — это сила, которая определяет становление, эволюцию и разрушение социальных систем. Роль превратностей судьбы, случая или традиции в этом контексте такова же, как и в реальной жизни личности: их влияние находится в обратной зависимости от философской оснащенности культуры (или личности), и это влияние возрастает, когда рушится философия. Поэтому характер социальной системы необходимо определять и оценивать по её отношению к философии.» (с. 24)

Это было бы совершенно правильно, если бы в обществе была возможна только одна философия. Поскольку возможны разные философии, в том числе и взаимоисключающие философии, то характер социальной системы определяется не только её отношением к философии, но еще больше — содержанием мировоззрения общества, будь оно выражено в форме эпоса, наиболее употребительных пословиц и поговорок или философской системы, развитой наукой. И после приведенных слов излагается мнение по частному вопросу о философии капитализма в его западной модели:

«Четырем основам, на которых держится капитализм, соответствуют четыре раздела философии: потребностям человеческой природы и выживания соответствует метафизика, разуму — теория познания, индивидуальным правам — этика и свободе — политика.» (с. 24)

В последней сентенции есть одна особенность: речь идет исключительно об индивидуальных правах; вопрос о правах коллективов и национальных и многонациональных обществ и человечества в целом утоплен в молчании[24]. Такая ориентация разделов философии неуместна даже для общества измышленных яйцекладущих (в теплый песок) индивидуалистов гермафродитов, а не то что для общества двуполых людей. Семья минимум — мама, папа и ребенок (даже в возможности) — это общественно необходимый коллектив, без защиты прав которого в целом воспроизводство здоровых (нравственно, психически и физически) поколений в обществе невозможно. Если философия индивидуализма (объективизм) не понимает коллективных прав и обязанностей и не видит их в реальной жизни цивилизации Запада, то это не означает, что у людей нет разного рода коллективных потребностей, порождаемых ни чем иным как особенностями, свойственными каждому из индивидов во множестве, представляющем собой общество. И эти коллективные потребности в повседневности общества должны быть обеспечены точно также, как и жизненные потребности индивида, иначе общество деградирует, если своевременно не одумается.

То есть, точно также, как индивидуальные потребности в жизни общества приводят к появлению понятий и институтов защиты прав одного человека, различия в индивидуальных потребностях и генетическая нетождественность людей приводят к необходимости защиты общественными институтами коллективных прав людей.

Мы указали прежде всего на семью, как на объект коллективных прав потому, что сочетание “мама + папа + дети” — неоспоримая естественная биологически обусловленная социальная система, объективно существующая точно также, как и слагающие этот коллектив разнополые и разновозрастные индивиды. Но в обществе возникают и другие множества индивидов, которые могут быть объектами и субъектами прав коллектива, поскольку без их осуществления невозможно осуществить и права индивидов.

Конечно в 100-страничной книжке, такой как “Концепция эгоизма”, невозможно написать обо всех сторонах жизни общества, но если её автор выделяет в перечне основных разделов философии исключительно индивидуальные права, то вряд ли, автор понимает, что нарушение прав коллективов, оставшихся в умолчании, не позволит осуществить и всю полноту индивидуальных прав, обрекая множество людей на реальное бесправие.

И это не единственное место, где индивидуализм (объективизм) заблуждается в трех соснах. Приведем еще один пример, очень значимый для понимания психологии общества и положения в нем индивидов.

«Мышление — это невероятно сложный процесс идентификации и интеграции, на которые способен только индивидуальный разум. Не существует коллективного разума. Люди могут учиться друг у друга, но процесс обучения требует от каждого обучающегося собственного мышления. Люди могут сотрудничать в поисках новых знаний, но такое сотрудничество требует от каждого ученого независимого использования своей способности рационально мыслить.» (с. 19)

Всё так, кроме одного: Коллективный разум существует. Всякий разум — иерархически многоуровневый процесс обмена информацией и её преобразований. Коллективный разум отличается от индивидуального тем, что он, как процесс, протекает не в пределах структур биомассы и биополей, обеспечивающих интеллектуальную деятельность одного человека, а в пределах вещественных и полевых структур, обеспечивающих психическую деятельность множества разных людей. Процесс информационного обмена между людьми, каждый из которых является носителем индивидуального (по-русски это слово в точности означает — неразделимого) разума, протекающий на уровне биополей, акустической и письменной речи, произведений искусства и памятников культуры и т.п. порождает коллективный разум; если более точно то иерархию взаимной вложенности разумов от индивидуального до коллективного разума всего человечества. В этой иерархии взаимной вложенности могут быть коллективные разумы, время существования которых не более чем время взаимного общения некоторой группы людей, и есть разумы, время жизни которых превосходит время жизни библейских долгожителей, поскольку возможно существование коллективного разума на основе обновления их элементной базы при смене поколений людей.

И жизнь общества во многом определяется тем, какими свойствами обладают порождаемые людьми коллективные разумы — составляющая их коллективного сознательного и бессознательного; и в каком качестве по отношению к порождаемым ими же коллективным интеллектам пребывают люди: индивидуальный разум человека может быть невольником коллективного разума более или менее широкого множества людей, а также и той малочисленной группы, которая обладает навыками управления коллективным сознательным и бессознательным; но индивидуальный разум может быть одним из творцов коллективного разума, являющегося общим достоянием его участников. Но в любом из двух вариантов индивидуальные умы — элементная база коллективного разума, обладающая собственным индивидуальным разумом, по какой причине элементная база может осмыслить факт порождения ею коллективного разума, после чего способна управлять процессом его формирования по своему нравственно обусловленному произволу.

Для понимания возможности существования коллективного разума достаточно курса физики средней школы и рассмотрения процессов обработки информации в сети ЭВМ, например в “Интернет”, или на многопроцессорном вычислительном комплексе, когда разные фрагменты одной  и той же задачи решаются на разных машинах. Тем не менее, человек может согласиться с информационным обменом между людьми в том числе и на основе биополей, но будет возражать против возможности существования коллективного разума людей. Но в этом случае возражения проистекают из того, что возражающие просто не обладают навыками самообладания, необходимыми для того, чтобы воспринять диалог их собственного индивидуального разума с коллективным, порожденным ими же; либо они порождают коллективного сумасброда, с которым интеллектуально нормальному человеку и говорить-то не о чем. Последнее имеет свои компьютерную аналогию: программное обеспечение компьютера может быть достаточным для его изолированной работы, но может быть недостаточным, чтобы с его пульта можно было войти в сеть и управлять решением какой-то задачи с привлечением свободных ресурсов остальных компьютеров в сети. Но это не значит, что сетевые информационные системы в принципе не возможны и не существуют. Так же и Айн Рэнд ошибается, настаивая на том, что коллективный разум не существует; существуют множества коллективных разумов, но Айн Рэнд не единственная, кто этого не видит и не понимает.

Отрицать же существование порождаемых людьми коллективных интеллектов в их взаимной вложенности это — вести дело к тому, чтобы все согласные с воззрением Айн Рэнд о несуществовании коллективного разума стали бессознательными невольниками их же собственного коллективного порождения. При этом следует иметь в виду, что всякий коллективный разум — только подсистема в коллективной психике, и коллективная психика может быть здравой и шизоидной, точно также как и психика индивида. Есть только одна особенность: множество интеллектуально развитых индивидов, в общем-то психически нормальных, каждый сам по себе, в состоянии породить шизоидную коллективную психику, включая и сумасшедший коллективный разум.

Поэтому одна из необходимых черт, которой должна обладать индивидуальная психическая культура нормального индивида — не порождать коллективного сумасшествия.

Айн Рэнд пишет:

«Концепция человека как свободной независимой личности была глубоко чужда европейской культуре. Это была культура племенная по своей сути; в европейском мышлении племя было сущностью, целым[25], а человек лишь одной из клеточек этого организма, которой можно легко пожертвовать. Это относилось как к правящему классу, так и к простым людям: считалось, что правящий класс обладает своими привилегиями только в связи с занятием, считавшимся благородным[26], — службой в войске или воинской дружине. Но дворянин был собственностью общины в той же степени, что и крепостной, — его жизнь принадлежала монарху[27].» (с. 13)

Европейской культуре, условно названной “племенной”, Айн Рэнд противопоставляет американскую культуру:

«Существуют лишь два основополагающих вопроса (или два аспекта одного и того же вопроса), определяющих природу социальной системы: признает ли социальная система права личности и допускает ли социальная система использование физической силы в отношениях между людьми? Ответ на второй вопрос — практическое воплощение ответа на первый вопрос.

Является ли человек независимой личностью, распоряжающейся своим телом, разумом, своей жизнью, своей работой и её результатами, — или он собственность племени (государства, общества, коллектива), которое может распоряжаться ими по своему усмотрению, может диктовать ему убеждения, предписывать ход жизни, контролировать его деятельность и экспроприировать её результаты? имеет ли человек право существовать для самого себя — или он рожден в путах, как крепостной, который должен постоянно выкупать свою жизнь служа племени.<…>

В истории человечества капитализм — единственная система, которая отвечает “да”.

Капитализм — это социальная система, основанная на признании индивидуальных прав личности, включая право на собственность, в которой вся собственность находится в частном владении.

Признание прав личности влечет за собой исключение из человеческих взаимоотношений физической силы: по существу права могут быть нарушены только с применением силы.» (с. 23)

Это написал человек, который не мог не знать русской поговорки: «Не мытьем, так катаньем.» Концепция же человека, «как свободной независимой личности» — это обольстительный миф американской государственной идеологии. Это даже не идеал, к которому стремится американское общество; а тем более не достижение американского образа жизни. Все декларированные права независимой личности подавляются в большей или меньшей мере не силовыми методами. Это покажем прежде всего на подавлении американским капитализмом права частной собственности.

Дело в том, что сделка кредитования под процент одним лицом другого, благодаря ссудному проценту, однонаправлено перекачивает покупательную способность из кошельков множества людей, составляющих общество, в карман кредитора. Тем самым  кредитование под процент отрицает право частной собственности третьих лиц в отношении их платежеспособности, в чем бы эта покупательная способность не измерялась: в количестве баранов, золота, долларов, рублей или обезразмеренных долях единицы — единичной совокупной платежеспособности общества в целом, складывающейся из платежеспособности его членов.

Из опубликованного сборника Айн Рэнд складывается впечатление, что она получила образование не естественно-научного математического профиля, а противоестественное образование, условно называемое “гуманитарным”. Обладая им человек сыплет словами, забыв о статистике, теории мер неопределенностей (обычно называемой теория вероятностей) и арифметике. Отсюда и проистекает слепота, при которой гуманитарно образованный поборник частной собственности, индивидуальных прав человека, частного предпринимательства и демократии (народовластия) в упор не видит, как признанное законным надгосударственное частное ростовщичество расовой корпорации безо всякого насилия отнимает собственность в конкретных и разнообразных её проявлениях у множества людей, чем и отрицает как право частной, так и право общественной собственности, так и человеческое достоинство всех не принадлежащих к глобальной элите ростовщиков. Последнее происходит потому, что утрачивая собственность люди превращаются в рабов собственников.

Не видя всего этого Айн Рэнд пишет:

«Право соглашаться с другими не вызывает никаких сложностей в любом обществе; самое важное — это право не соглашаться. Именно институт частной собственности защищает и воплощает в жизнь право не соглашаться и, таким образом, охраняет открытый путь к наиболее ценному человеческому атрибуту (ценному  с личной точки зрения, социально и объективно) — творческому разуму.

В этом радикальное отличие между капитализмом и коллективизмом.» (с. 24)

Дурость этого утверждения не бросается в глаза, если забыть о корпоративном банковском ростовщичестве. Но если вспомнить о ростовщичестве, то  оно явная глупость. Всё идет по анекдоту: Пришел мужик к юристу:

— Скажите пожалуйста: Имею ли я право?

— Имеете, имеете…

— А могу ли я?

— Нет не можете!

Это анекдот о правовой системе СССР. Но он же справедлив и по отношению к правовой системе рекламируемого Айн Рэнд капитализма на основе идеологии индивидуализма. Вы имеете право не соглашаться со сделкой кредитования под процент, заключенной другими физическими или юридическими лицами, поскольку она нарушает ваши права частной и общественной собственности, но вы не можете избежать всех негативных последствий сделки, заключенной дураком или врагом народа с одной стороны и мафиози-ростовщиком с другой стороны.

И потребуются не усилия индивида, обладающего правом не соглашаться, а коллективные целенаправленные действия тех, кто в согласии между собой предпримет разнокачественные коллективные действия по защите множества людей от последствий дурости и соглашательства одних и вседозволенности других, которая может быть не только силовой, с каковой не может примириться Айн Рэнд, но и финансовой и магически философской вседозволенностью, об одной из которых Айн Рэнд тщательно помалкивает, а другую сама же и творит.

За примерами далеко ходить не надо. Уже упоминавшийся Генри Форд, будучи не самым мелким частным собственником в США, купил газету “Дирборн Индепендент” (“Дирборнская Независимая”) через которую попытался осуществить свое «право не соглашаться». Форд начал публикацию статей[28], в которых излагал свое мнение о роли еврейских кругов (интеллектуальных и финансовых) в глобальной политике и властвовании в США. В итоге еврейские круги США обратились к нему через владельца киностудии “ХХ век и Фокс” с угрозой антирекламы и разорения Форда под её давлением. Фокс пообещал в каждый свой фильм вставлять кадры с разбитыми в дорожно-транспортных происшествиях фордовскими автомобилями и в комментариях объяснять трагедии техническими ошибками заводов Форда. Генри Форду было предложено принести публичное извинение за публикации в его газете “Дирборн Индепендент” и признать их не соответствующими действительности. Текст соответствующего заявления был передан Форду в готовом виде для подписи. Один из секретарей Форда, с ведома Генри Форда, но в тайне от других, подделал его подпись на этом заявлении и вернул бумагу заказчику, что было признано еврейскими кругами США в качестве отречения  Форда и присяги на лояльность.

Следует особо обратить внимание на то, что показывать несостоятельность высказанных в его собственной газете мнений с Фордом его оппоненты не стали. Они просто предъявили ультиматум: либо ты сам признаешь это всё несостоятельным и принесешь извинения, так чтобы все знали о твоем подчинении нам, либо мы разорим все твои заводы. Выбирай, ты “свободен” в выборе.

Уже в наше время Линдон Ларуш, видный американский политик, миллионер, как-то раз выдвигавший свою кандидатуру на пост президента США, подобно Форду развернул в США и за их пределами кампанию за запрещение кредитования под процент. В итоге он был обвинен в нарушении налогового законодательства США и получил пятнадцать лет тюрьмы, которые и отбывает по настоящее время. С ним тоже, как и ранее с Г.Фордом, спорить и убеждать в ошибочности его воззрений а просто укатали в тюрьму. В моральном отношении это — хуже чем инквизиция, которая далеко не всегда ошибалась в квалификации действий своих оппонентов и всё же пыталась убедить их в ошибочности их воззрений и действий[29].

Так конкретные жизненные примеры Форда и Ларуша показывают, что даже крупный частный собственник не может безнаказанно осуществить свое декларируемое право не соглашаться с политикой, проводимой в США корпорацией эгоистов, но не кем-либо из множества эгоистов-индивидуалистов персонально, всё множество которых служит средством удовлетворения потребностей членов корпорации — то есть некоторого коллектива.

То есть происходит то же самое, что в понимании же Айн Рэнд свойственно европейской культуре, которая на её взгляд проистекает из воззрения, что племя — это сущность, целостность. И в результате соглашения с таким взглядом, который она называет коллективизмом, индивид якобы оказывается в рабстве у коллектива.

В действительности же  Айн Рэнд не отличает стадности от коллективизма. Стадность и коллективизм это различные типы отношений индивида и коллективного бессознательного и сознательного (включая и коллективный разум). При стадности все индивиды — невольники коллективного бессознательного и доктрины, осуществляемой коллективным их разумом не через абстрактный государственный аппарат и структуры общественных организаций и социальную неструктуированную стихию, а конкретными людьми, узурпировавшими тем или иным способом возможность своим личным мнением подменять мнение большинства людей. Иными словами в стадности правит произвол индивидуализма. Именно того индивидуализма и эгоизма, о котором, как о неоспоримом благе, пишет Айн Рэнд: гласно — право жить для себя; а по умолчанию — право существовать угнетая жизнь других, если другие не могут дать достойного эффективного отпора вседозволенности первых; конкурируют с ними в эгоизме или соглашаются с тем, что на их жизни паразитируют другие.

При коллективизме все индивиды — творцы их коллективной психики и коллективного разума в частности, не пытающиеся узурпировать употребление по своекорыстию достояния, вещественного и информационного, созданного коллективными разнородными усилиями всех прошлых и ныне живущих поколений.

У американского индивидуализма, в том числе и в изложении его взглядов Айн Рэнд, хватило ума, чтобы провозгласить отказ от рабства в стадности, которая стирает в ничто разнообразные достоинства и преимущества входящих в стадность индивидов. Но не хватило ума, чтобы изменить характер отношений индивидуальной и коллективной психики людей: индивидуальные достоинства и стремление реализовать свои какие-то преимущества над другими людьми затмили весь мир. По этой причине коллективное, по-русски – соборное – позволяющее сочетать безконфликтно и без ущерба индивидуальные достоинства, отождествилось в мировоззрении многих со стадным. Это было названо прогрессом, но в результате этого “прогресса” осознаваемое рабство большинства в иерархии взаимной тирании в стадности толпо-”элитаризма” – сословного строя Европы – заменилось не осознаваемым рабством в иерархии мафиозной тирании якобы демократической Америки, порождающей несколько иными методами ту же стадность множества индивидуалистов-эгоистов, возомнивших о своей независимости от других людей и биосферы.

В действительности же только в коллективе может раскрыться талант и все разнообразные достоинства человека. Мы живем в мире, в котором есть множество дел, которые невозможно начать и завершить в одиночку или даже вдвоем: чтобы они были сделаны хорошо, они требуют участия в них множества людей, обладающих разными человеческими и профессиональными качествами. Если устранить хотя бы одного человека, то многие дела не могут быть совершены просто потому, что устраненный человек может оказаться носителем каких-то вполне определенных качеств, которыми не обладают другие люди, по какой причине его устранение разрушает полноту сотрудничества в деятельности коллектива.

Причем речь идет не только о структурно оформленном штатным расписанием коллектива какой-либо мелкой или крупной фирмы. Речь идет вообще о жизнедеятельности людей в обществе, в домашнем общении и в общении их между собой вне дома и вне работы. Именно всё это отсутствует в стадности, и этим отличается коллективизм от стадности.

Члены коллектива, если этого и не осознают, то обладая чувством товарищества реализуют коллективную деятельность бессознательно, и потому в коллективе нет той легкости жертвования отдельными людьми и их судьбами, которую приписывает коллективизму Айн Рэнд. Айн Рэнд должна была бы это знать хотя бы потому, что она училась в России и СССР, а Н.В.Гоголь в повести “Тарас Бульба” (её не знать, проживая в России, весьма затруднительно) чувству товарищества уделил должное внимание.

В стадности же гибель отбившегося от стада, или в панике затоптанного стадом, — норма. И стадность проявляет нетерпимость к тому, что выделяется на фоне стадности, но не  может доказать стаду, что он — вожак или пастух. И именно стремлением насадить стадные нормы поведения в обществе людей  попрекает Айн Рэнд коллективистов всех эпох и народов.

В СССР коллективизм никогда не был безраздельно господствующим стилем жизни. Но именно он, а не государственное рабовладение, осуществляемое правящей “элитой” был идеалом послереволюционных лет, пока еще новая “элита” не выкристаллизовалась к середине 1950‑х годов.

И вопреки объективной реальности жизни в США Айн Рэнд пишет:

«Нарушать права человека означает заставлять его действовать против собственного рассудка[30]. Экспроприировать принадлежащие ему ценности можно одним путем — применением физической силы[31]. Существуют два потенциальных нарушителя: преступники и правительство. Огромное достижение Соединенных Штатов состояло в том, что правительству запрещено легализовать преступность[32].» (с. 50)

Думать надо своей головой — в этом Айн Рэнд права. Но думать следует так, чтобы не порождать стадного сумасшествия умников-индивидуалистов, всё множество которых обречено быть травянистыми “баранами сапиенсами”, а по существу — невольниками корпорации эгоистов, стоящей над законом, по отношению к которому определяется “преступно” или “позволительно” то или иное действие “баранов” и “сапиенсов”.

*               *                *

Деятельностью И.В.Сталина были недовольны многие его современники: как “сапиенсы”, так и наиболее памятливые “бараны”; недовольны так же и многие потомки тех и других, которые обрели это недовольство в качестве культурного наследия предков. Вследствие этого недовольства продолжаются споры, кто «преступник № 1 ХХ века»: Сталин или Гитлер? или они делят первое место между собой? Но кто об этом спорит? — Новое поколение “сапиенсов” и “баранов”.

Если же не спорить, а просто взглянуть на самое главное в деятельности кандидатов на место «преступник № 1 ХХ века», то выяснится, что Сталин призывал с юности всех быть людьми и осуществить в себе всю полноту достоинства человека; что Гитлер стремился установить глобальную систему рабовладения заново перераспределив роли, кому быть “сапиенсом”, а кому “бараном” и ли[33] ишачить в качестве рабочего быдла. Какая из альтернатив порочна и потому преступна? — решайте сами…

9 декабря 1996 — 25 февраля 1997

[1] Аналитическая система РЭНД-корпорэйшн некоторым образом оказалась её тезкой.

[2] Это можно назвать психологической обусловленностью концептуальной власти. Хотя из прочитанного ясно, что Айн Рэнд не понимала существа властных отношений в обществе, в том числе и существа концептуальной власти.

[3] Польское издание вышло в 1986 г. и сопровождалось лекциями философов-объективистов в польских университетах, но на помощь Гайдару в России РЭНДовцы не успели, либо же даже в Польше полученные результаты не оправдали надежд и они решили в России не суетиться.

[4] Надо отдать должное, работы Айн Рэнд читаются легко и не вызывают трудностей в понимании прежде всего потому, что не расширяют понятийной базы читателя, а некоторым образом упорядочивают его индивидуализм-эгоизм, который действительно присутствует в мировоззрении каждого.

[5] “Мертвая вода” – СПб, 1992 г., тир. 10 000 экз.; “Концепция общественной безопасности” (“Краткий курс…”), в которой показано, что эгоизм (индивидуализм) является угрозой безопасности людей, – разные издания 1995 – 1996 г., общим тиражом до 15 000 экз.

[6] Разум, справедливость и деньги в жизни общества, конечно, взаимосвязаны, однако страна разума и справедливости может пользоваться деньгами, но страна денег может употреблять продажный разум, подавляя справедливость.

[7] А что территория США была безлюдна или индейцы, силой оружия уничтоженные на их родной земле и согнанные в резервации, — не люди?

[8] К моменту зачистки территории США от коренного населения в меченосцах не было необходимости: у захватчиков мечи уже давно были сняты с вооружения и употреблялось огнестрельное оружие; индейцы же до нашествия толп отщепенцев от европейских народов жили по своему счастливо и не конфликтовали между собой настолько рьяно, чтобы их разум обратился к проблематике создания вооружений, превосходящих потребности охоты.

[9] А негры были рабами, привезенными из Африки по той причине, что индейцы не захотели быть рабами, предпочитая гибель рабству. Либо же по умолчанию подразумевается, что негры, которых привезли из-за моря для удовлетворения рабовладельческих нравов якобы тружеников и свободолюбцев, — вообще не люди?

[10] Почему было не привести здесь — весьма к месту —  слова действительно величайшего американского промышленника и труженика Генри Форда: «Связь с банкирами является бедой для промышленности. Банкиры думают только о денежных формулах. Фабрика является для них учреждением для производства не товаров, а денег… Банкир (в этом контексте — председатель колхоза ростовщиков, поскольку всякий банк, кредитующий под проценты, — своего рода колхоз ростовщиков: наше уточнение) в силу своей подготовки и, прежде всего, по своему положению  совершенно не способен играть руководящую роль в промышленности… И все-таки банкир (т.е. ростовщический паразитизм: — наше уточнение) практически господствует в обществе над предпринимателем (организатором производства: — наше уточнение) посредством господства над кредитом (т.е. над возможностью и невозможностью осуществить инвестиционные пиковые расходы: — наше уточнение).»

[11] Люди – нормальные нравственно и интеллектуально – всегда различали понятия: производить продукт и делать деньги, как это видно из слов Генри Форда. Американцы же — первые, кто в своем большинстве утратил это различие понятий и дел. В результате в экономике США  наиболее ярко осуществился способ делать деньги, который очень не нравился промышленнику Форду, организатору производства продукта: “Не да­вай в рост бра­ту твое­му (по кон­тек­сту еди­но­пле­мен­ни­ку-иу­дею) ни се­реб­ра, ни хле­ба, ни че­го-ли­бо дру­го­го, что воз­мож­но от­да­вать в рост; ино­зем­цу (т.е. не-иу­дею) от­да­вай в рост, что­бы гос­подь бог твой (т.е. дья­вол, ес­ли по со­вес­ти смот­реть на су­ще­ст­во ре­ко­мен­да­ций) бла­го­сло­вил те­бя во всем, что де­ла­ет­ся ру­ка­ми твои­ми на зем­ле, в ко­то­рую ты идешь, что­бы вла­деть ею” – Второзаконие, 23:19, 20. “И бу­дешь гос­под­ство­вать над мно­ги­ми на­ро­да­ми, а они над то­бой гос­под­ство­вать не бу­дут” – Вто­ро­за­ко­ние, 28:12. “То­гда сы­но­вья ино­зем­цев (т.е. по­сле­дую­щие по­ко­ле­ния не-иу­де­ев, чьи пред­ки влез­ли в за­ве­до­мо не­оп­лат­ные дол­ги к пле­ме­ни рос­тов­щи­ков-еди­но­вер­цев) бу­дут стро­ить сте­ны твои и ца­ри их бу­дут слу­жить те­бе; ибо во гне­ве мо­ем я по­ра­жал те­бя, но в бла­го­воле­нии мо­ем бу­ду милостив к те­бе. И бу­дут от­вер­зты вра­та твои, не бу­дут за­тво­рять­ся ни днем, ни но­чью, что­бы бы­ло при­но­си­мо к те­бе дос­тоя­ние на­ро­дов и при­во­ди­мы бы­ли ца­ри их. Ибо на­ро­ды и цар­ст­ва, ко­то­рые не за­хо­тят слу­жить те­бе, по­гиб­нут, и та­кие на­ро­ды со­вер­шен­но ис­тре­бят­ся.” – Иса­ия, 60:10 – 12.

Всё взято из Библии, порожденной иерархией египетских знахарей времен фараонов: так что американцы — далеко не первые запутавшиеся в решении нравственных проблем и, как следствие, — в бухгалтерском учете в масштабах народного хозяйства…

[12] Приведенные цитаты из Библии это и есть мошенничество, узаконенное не только в США, и освещающее ростовщический паразитизм именем Бога. Это и есть мошенническая концепция эгоизма, на которой основана власть в обществе стран Запада, более древняя чем США и “Концепция эгоизма” Айн Рэнд.

[13] Американцы были первыми, кто утратил понимание того, что богатство должно созидаться праведным трудом, а не деланием денег вне производства благ и управления.

[14] Исторически реально — античеловеческой морали, поскольку проще всего делать деньги, паразитируя на труде людей и на жизни биосферы планеты.

[15] Количество дегенератов, отягощенных генетически, и извратившихся гомосеков на тысячу жителей — это объективный статистический показатель, по которому США находятся далеко не на последнем месте в мире. Так что о “вырождающихся культурах других континентов” скромнее было бы промолчать.

[16] В цивилизации, основанной на мошеннической концепции расового эгоизма Библии, трудом праведным не наживешь палат каменных. Преобладание американцев в “процветании” в ХХ веке над остальным миром это результат всей их прошлой истории. Это процветание создано рабским трудом негров, глобальным перераспределением некоторой доли дохода трансрегиональной ростовщической мафии для обеспечения нужд американских обывателей, доходами от поставок вооружений в ходе обеих мировых войн ХХ века и в мирное время.

[17] Исторически реально американские промышленники не поддержали деятельность Генри Форда в политике, направленную на подавление ростовщического господства ветхозаветных расистов в США. И потому те из промышленников и предпринимателей, кто, в отличие от Генри Форда, соглашательски ишачит на ростовщическую мафию, те действительно — грабители-шпана и подлецы.

[18] Если пролетарии исключены из числа собственников средств производства, для функционирования которых необходим труд коллектива, то объективно пролетарии — сами собственность владельцев средств производства, придаток к их рабочему месту. Реально они собственность владельцев системы ростовщического кредитования под процент. Последнее проявляется в том, что по сию пору учебники США по бухгалтерскому учету пестрят оговорками, сдерживающими подсознательные автоматизмы, о том, что персонал фирмы не подлежит постановке на баланс.

[19] Кнут надсмотрщика над рабами и кандалы на них, как и мечи, сняты с вооружения. Их в США и в Западной цивилизации в целом с успехом заменяет ростовщическая финансовая удавка. Она гораздо эффективнее — не мешает рабу функционировать в системе коллективного обслуживания средств производства, и легко затягивается, принуждая строптивых к покорности и уничтожая голодом наиболее упорных из  них.

[20] Разница, конечно есть: но она не больше, чем между секирой средневековья и оружием массового поражения ХХ века, и потому нормальный социолог обязан во многих случаях игнорировать разницу между силой кнута и могуществом доллара, поскольку за то время, пока кнутом удается искалечить одного, долларом можно искалечить и уничтожить миллионы в нескольких поколениях. Ну, а если человека, который это понимает, обзывают самодовольным негодяем безо всяких к тому объективных оснований в жизни общества, то  сторонники Айн Рэнд пусть подумают, если конечно у них есть чем думать: она хорошо начитанная графоманствующая дура, или она злонамеренно умничает?

[21] В обществе, где ростовщичество, даже в форме банковского кредитования под процент, узаконенная норма, деньги действительно перестают быть посредником между людьми, и обращаются в средство осуществления ростовщической элитой и её оккультными хозяевами вседозволенности по отношению ко множеству людей, превращенных в объект безнаказанного произвола. Айн Рэнд и её последователи могли бы и сами догадаться об этом, но им либо не чем думать, либо их в вполне устраивает построение цивилизации на принципах финансовой вседозволенности и господства паразитизма, в том числе и ростовщического.

[22] Айн Рэнд вводит в заблуждение, тех, кто не пожелает сам вникнуть в существо общественных процессов в глобальной цивилизации. В реальной действительности даны и другие возможности: Читайте и поймите Коран; читайте Сталина в оригинале и имейте свое мнение, а не довольствуйтесь мнениями слепого Троцкого, слабоумного Хрущева и продажного Волкогонова и Ко; читайте “Мертвую воду” и “Концепцию общественной безопасности” (“Краткий курс…”, но уже не Сталина, а продолжение осуществлявшегося им курса).

[23] Ну это уж совсем по-рэкетирски… В связи с таким рэкетирским подходом к проблемам общественных отношений и предупреждением о “постановке на счетчик”, в качестве намека для сторонников философского рэкета следует привести анекдот про Штирлица (конечно для догадливых, кто не слеп, и у кого мозги в работоспособном состоянии): В коттедж к инженеру Бользену забрались рэкетиры… Можно смеяться, конечно, тем, кто знает сюжет фильма “Семнадцать мгновений весны”.

Кроме того полезно задуматься и о природе времени. В прошлом веке в “Руслане и Людмиле” А.С.Пушкин заметил мимоходом: «Но против времени закона его наука не сильна». Это было обращено в адрес некоего бородатого карлика, эгоиста, урода от рождения, который угрожал: «Всех удавлю вас бородою», что весьма точно характеризует финансовую удавку ростовщичества.

И уже в конце жизни девяностолетний Лазарь Каганович в одном из последних своих интервью высказался в адрес могильщиков коммунизма в СССР: «Они не понимают законов времени.»

[24] Соответственно это закрывает выход и на обсуждение того, кто и как конкретно подавляет коллективные права.

[25] И не без оснований к тому в области психической деятельности множества людей.

[26] Это явное извращение Айн Рэнд социологических взглядов всех правящих “элит”, которые именно своей породистостью обосновывали свое право заниматься “благородными” видами деятельности и отказывали низкородным выходцам изо всех прочих общественных групп в праве заниматься теми или иными видами деятельности.

[27] Все они, включая монархов и нединастических тиранов, были рабами иерархии тиранства одних индивидов над другими и заложниками возможности бунта слепого, в том смысле, что не видящего иных исторических возможностей кроме, как одну иерархию тиранов заменить другой иерархией тиранов, возникающей в процессе бунта из угнетенных прежней легитимной иерархией.

[28] Они составили книгу “Мировое еврейство”.

[29] Другое дело, что инквизиция сама была далеко не безупречна в своих воззрениях и методах убеждения своих оппонентов. Поэтому, памятуя об историческом опыте инквизиции, чтобы не натворить подобных бед, не следует забывать о том, что людям свойственно ошибаться и в результате даже истинное, став безрассудной верой, начинает лгать.

[30] А что же заставляли Генри Форда и Линдона Ларуша действовать против собственного рассудка?

[31] Гайдар и Чубайс, с согласия Ельцина, проделали то же самое по отношению к большей части населения России в общем-то без применения физической силы и угрозы её применения, хотя и насиловали законодательство государства и рассудок людей.

[32] Ростовщичество, пропаганда половых извращений и воспитание поколений с противоестественной индивидуальной психической культурой (мировосприятием, памятью, мироосмыслением) — объективные пороки свойственные обществу США, они легализованы их правительством и потому не являются ни болезнью, ни преступлением.

[33] Это не ошибка, правильно: в древности слово “ли” несло смысл указателя на возможность различных взаимно исключающих вариантов; “и” — указателя на возможность их сочетания; современное нам “или” — возможность сочетания “и” и “ли”. Грамматика может строиться не только от фонетики, но и от смысловой нагрузки корневой системы языка. И то, что безграмотно в одной из грамматик, грамотно в другой.

Reklámok
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Vélemény, hozzászólás?

Adatok megadása vagy bejelentkezés valamelyik ikonnal:

WordPress.com Logo

Hozzászólhat a WordPress.com felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Twitter kép

Hozzászólhat a Twitter felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Facebook kép

Hozzászólhat a Facebook felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Google+ kép

Hozzászólhat a Google+ felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Kapcsolódás: %s

%d blogger ezt kedveli: