Понять «воронку нового торнадо»: из первых рук от Олега Царева (лидер Новороссии) и Дениса Пушилина (руководитель Донецкой Народной Республики), а также по случаю преднамеренного убийства журналистов

Understand "the funnel of new tornado": first hand from Oleg Tsaryov (leader of Novorussia) and Denis Pushilin (head of the Donetsk People’s Republic), as well as from the case of the intentional killing of journalists

Értsük meg az "új tornádó tölcsérét": első kézből Oleg Carjovtól (Novorosszija vezető képviselője) és Gyenisz Pusilintól (a Donyecki Népköztársaság vezetője), valamint az előre megfontolt szándékkal meggyilkolt újságírók esete kapcsán

Но сначала как «введение» / But first as an "introduction" / De először “bevezetésként”:
ГЕРОИ: отец Сергий Миронов, Краматорск (с12) Один в поле воин [ГЕРОИ сегодня YouTube channel, June 19, 2014]

Отец Сергий Миронов известен тем, что остановил колонну бронетехники украинской армии вошедшей в Краматорск. 3 мая настоятель храма блаженной Ксении Петербургской г. Краматорск протоиерей Сергий Миронов поспособствовал выводу украинских войск за территорию города. Батюшка в тельняшке и с георгиевской лентой уговаривал украинские подразделения на БТР-ах покинуть Краматорск, чтобы не провоцировать мирных жителей. И они вняли доводам священнослужителя, отправившись за черту города. Отец Сергий в прошлом воин ВДВ, ветеран войны в Афганистане.

Благодарность за поддержку сайты ridus.ru и http://rusvesna.su/.

Олег Царев: я с ужасом ожидаю новых жертв [Новости России

YouTube, June 17, 2014

Специальный корреспондент ВГТРК Игорь Корнелюк погиб после минометного обстрела под Луганском. Случившееся в интервью телеканалу "Россия 24" прокомментировал лидер движения "Юго-Восток" Олег Царев.

… Съемочная группа ВГТРК возле Луганска попала под минометный обстрел. Погибли журналист Игорь Корнелюк и видеоинженер Антон Волошин. Настоящие журналисты всегда идут за правдой – в поле, в бой. Для русских правда имеет сакральное значение. Сегодня украинские власти скрывают правду о боевых действиях против жителей Юго-Востока. Скрывают количество погибших… И если бы не было работы настоящих репортеров, мы бы все уже давно проиграли.
За правду имеет смысл сражаться. Я приношу глубокие соболезнование родным Игоря Корнелюка и Антона Волошина. …

…Народ который живет в районе Донецка и Луганска – это особый Народ. Там были всегда сильны партизанские движения. Там не возможно было победить людей. И когда пришли фашисты они встали все от мала до велика. Причем так, что ПОДВИГИ ИХ ЖИВУТ ДО СИХ ПОР. И краснодонцы – это ведь там было…

… лидер движения "Юго-Восток" Олег Царев в интервью телеканалу "Россия 24" выразил уверенность, что, подавив сопротивление на востоке Украины, Киев на этом не остановится – следующей его целью станет Крым. … По словам политика, ему известны десятки случаев, когда украинская гвардия расстреливает тех, кто отказывается воевать против народа. «Этот конвейер смерти будет идти дальше, и ситуация идет к масштабной войне», – заключил он.

Герои Новороссии История о депутате на баррикадах Олег Царев [Александр Пушков YouTube channel, June 18, 2014]

Сегодня на Юго-Востоке решается судьба всего мира [Блог Олега Царева, Июнь 18 2014]

Вчера я дал интервью телеканалу «Россия 24» (https://www.youtube.com/watch?v=ZuHocBjJqEk). Мы начали разговор с трагической гибели журналистов ВГТРК Игоря Корнелюка и видеоинженера Антона Волошина в предместье Луганска. Приезжая освещать события в Украине, российские журналисты делают это не за зарплату. Потому что они считают, что это – тоже защита Родины. Это борьба за правду.

– Получается, существует такой негласный приказ: убей российского журналиста и скрой правду? Потому что украинских журналистов там и рядом не видно… Как вы считаете, возможно ли в этих условиях провести какое-то объективное расследование произошедшего, о чем говорит российский МИД?

– То, что нужно проводить расследование – это однозначно. И я понимаю значение военного трибунала. Хотя ясно, что во время таких противостояний преступления совершаются массово. Украинские власти скрывают количество погибших, они хотят, чтобы правды никто не узнал. Да, мы выхватываем какие-то эпизоды, – кто-то записывает, кто-то рассказывает, находятся какие-то свидетельства. Но составить общую картину, когда каждый день стреляют, каждый день погибают люди, когда не допускаются журналисты, когда в журналистов стреляют, безусловно, сложно.

– Олег Анатольевич, по Вашему мнению, с помощью таких ребят, как Игорь Корнелюк, других отважных ребят, входящих в состав съемочных групп, которые работают сейчас в Украине, удается ли хоть чуть-чуть открыть глаза западному зрителю, прорвать эту информационную блокаду – как вы сказали, идет серьезнейшая информационная война. Вот эта работа, которую они делают, – она же не только для российского, украинского зрителя?

– Я думаю, и да, и нет. Безусловно, эта работа имеет смысл. И если бы не было этой работы, то, думаю, мы бы все проиграли. Проиграли бы по всем фронтам. Мы, Россия, русский мир, Украина и будущее Украины. С другой стороны – я вспоминаю ситуацию с Януковичем в то время, когда был майдан. Люди, которые с ним плотно общались, говорили, что у него была иллюзия – он был уверен, что еще чуть-чуть, и он докажет западному миру, что он хороший президент. А те, кто стоит на майдане – они плохие. «И вот посмотрите, я делаю все, что вы хотите, я абсолютно демократичный президент, – как бы говорил он, – посмотрите, как мы с вами консультируемся, как мы ведем переговоры, как мы не применяем оружие. Я ведь делаю все, что вы хотите. Еще чуть-чуть, и все поймут, что я – хороший, а вот они – плохие»

На Западе никто об этом не узнал?

Не узнал. В итоге он погубил страну и привел к тому, что мы сейчас наблюдаем. Надо понимать, что на Западе к слову правды и к истине относятся несколько по-другому. Они больше используют информацию. Они не относятся к этому как мы. Для нас справедливость – это истина, это абсолютная вещь, ради которой стоит жить, работать.

А там – совершенно иначе: где нужно – использовал, где нужно – закрыл… Поэтому, безусловно, работа журналистов нужна. Без нее мы все проиграем. С другой стороны, надо понимать, что одной только информации – мало. Нужно быть сильными, нужно сделать так, чтобы с нами считались. В этом тоже залог успеха.

– Вы ждете какой-то реакции из Европы, из Америки на каком-то высоком уровне? Как-то это может изменить ситуацию или они закрыли глаза и будут дальше продолжать это делать?

– Я понимаю, что долго поддерживать конфликт в центре Европы сама Европа не согласна. Мы видим, что тональность Европы меняется. Я рассчитываю на то, что если для нас справедливость, истина, правда являются категориями первой инстанции, то для Запада – это больше расчет, деньги. И то, что сейчас происходит, очень больно ударит по карману европейцев. Это и наметившаяся «газовая война», и кризис, связанный с Украиной. Юго-Восток Украины – это как большая воронка, которая будет затягивать в себя границы Европы, и эта воронка будет расширяться. Поэтому я рассчитываю, что они будут считать и делать выводы. Позиция Европы должна поменяться. И мы это увидим в ближайшее время.

– Каких действий Вы ждете от России?

– Конечно же, помощи. Я ощущаю помощь журналистов, простых людей, которые встречают меня на улицах, я чувствую их поддержку. При «Народном фронте» мы организовали гуманитарный фонд. Очень много людей из разных российских регионов оказывают помощь Юго-Востоку, и я уверен, что будут оказывать и впредь. Но какие принимать меры, как вести себя в данном случае, должны решить прежде всего Россия и россияне. Потому что это решение очень ответственное и крайне непростое. И так уж получилось, что однозначного рецепта выхода из ситуации нет. Принимать решение нужно с большой ответственностью – перед народом, перед Россией, и вообще перед всем миром, потому что сегодня на Юго-Востоке решается судьба мира.

– Как Вы считаете, каким образом будет развиваться в ближайшее время ситуация на Юго-Востоке? Мы видим усиление вооружения украинской армии, мы видим фосфорные бомбы, мы видим установки «Град», танки… Что дальше будет?

В самом начале конфликта у украинской армии было 300 танков, из них только 100 – «на ходу». Сейчас же только в зоне боевого конфликта находится более 200 танков и около тысячи бронетранспортеров. Пушки, самолеты, в Харькове на заводе Малышева спешно ремонтируют танки и вбрасывают на Юго-Восток гораздо быстрее, чем они там горят и выходят из строя.

То же самое происходит и с самолетами. Идет массовый призыв людей на военную службу. Страна переходит на военные рельсы. Причем вся преступность нынешней власти – в том, что она отправляет на войну в Донецк и Луганск в основном жителей Центральной и Восточной Украины. И не пойти по призыву нельзя, потому что предусмотрена очень жесткая уголовная ответственность и наказание наступает немедленно.

Около 300 задержанным мы помогаем юридически, даем адвокатскую поддержку. Киевская власть придумала следующее: отслеживает адвокатов, которые нам помогают, и если они призывного возраста, прямо на выходе из процесса им вручают повестки в армию. Это делается демонстративно.

Более того, люди, идущие в армию, думают, что им вручат автоматы, но они стрелять не будут. Но не стрелять не получается. Мы знаем десятки случаев, когда людей расстреливали за то, что они не хотели вступать в бой.

Наряду с тем, что киевские власти с каждым днем наращивают количество военной техники, мобилизуют новые силы и направляют их на войну против людей, живущих в Луганской и Донецкой областях, в этом регионе ширится еще и гуманитарная катастрофа. Это проблема с лекарствами, с продовольствием, с подачей воды, с выплатами социальных пособий, происходит остановка предприятий.

Мы стараемся как можно больше помочь людям, живущим сейчас в зоне бедствия. Организуем автобусы для отправки детей в Россию, поставляем гуманитарную помощь. И эти поставки наращиваем с каждым днем, их становится все больше и больше.

– Есть в Киеве возможность слышать альтернативное мнение?

– Пока нет другой точки зрения, любая альтернативная – слабый удар: колокольчик звучит как колокол. Правда – громыхает, ее удержать очень сложно. Народ можно обмануть, но ненадолго. Вы делаете очень правильную и нужную работу. Информация обязательно дойдет до людей и потихонечку будет ломать расклады ныне действующей киевской власти.

https://www.youtube.com/watch?v=ZuHocBjJqEk

Евгений Поддубный – интервью телеканалу «Россия 24» 17 06 2014 [Время-Вперед! YouTube channel, June 18, 2014]

Специальный корреспондент ВГТРК Игорь Корнелюк умер от полученных во время обстрела под Луганском ранений. О последних минутах его жизни и о судьбе других членов съемочной группы рассказал корреспондент телеканала "Россия 24" Евгений Поддубный.

… Российские журналисты — единственные, кто показывает альтернативный взгляд на происходящее на Украине. …

… Просто так бить в поле никто не станет. Всегда работает корректировщик, постоянно наблюдающий за местом, по которому стреляют миномётные или артиллерийские расчёты. И в этом случае корректировщик должен был бы увидеть, что рядом с позициями ополченцев находятся гражданские люди. …

… Журналисты погибают во многих горячих точках. Но что важно понимать именно в случае этой войны: украинские силовики, судя по всему, воспринимают российских журналистов как врагов. Уму непостижимо! …

Пятикилометровая очередь на границе расступилась перед машиной ВГТРК [МОЛОТ. РОСТОВСКИЙ РЕГИОНАЛЬНЫЙ НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ. 18.06.2014]

Автор: Евгений Поддубный  "Россия 24"

В здании нашей телекомпании непривычно тихо. У нас – траур: погибли наши коллеги, наши друзья, корреспондент Игорь Корнелюк (ему было 37 лет) и звукоинженер Антон Волошин (его жизнь оборвалась в 26). Еще накануне утром мы ждали их репортаж из-под Луганска — о том, как украинская армия воюет с мирными жителями. Как старикам, женщинам и детям огнем артиллерии отрезают путь к спасению. Журналисты выполняли свою работу — говорили и показывали правду — и были убиты прицельным минометным выстрелом. Сейчас их тела уже доставлены в Россию.

Из Луганска тела наших коллег удалось доставить на территорию России. Игоря Корнелюка и Антона Волошина сопровождали оператор Виктор Денисов — он был свидетелем трагедии, сам чудом остался жив — и чиновники Луганской народной республики.

Несмотря на пятикилометровую очередь на границе, а жители юго-востока массово бегут из зоны боевых действий, автомобиль с погибшими журналистами проехал к пункту пропуска Изварино без задержек. При содействии ополчения и сотрудников погранслужбы формальности не заняли много времени.

Уже на российской территории колонну встречали коллеги погибших репортеров. Виктор Денисов, телеоператор съемочной группы, который снимал во время минометного обстрела, рассказал подробности трагедии.

Виктор Денисов, а это опытный профессионал, за плечами которого — не одна горячая точка, считает: украинские силовики стреляли прицелено по безоружным людям, беженцам и репортерам нашего канала.

Сейчас тела погибших доставлены в Ростов-на-Дону. Уже утром, самолетом, Игорь Корнелюк и Антон Волошин будут доставлены в Москву.

Прощание с погибшими журналистами, предположительно, пройдет в пятницу, 20 июня. О месте и времени будет сообщено дополнительно.

Денис Пушилин в эфире «Говорит Москва» 18 06 2014 [Время-Вперед! YouTube channel, June 18, 2014]

Председатель Верховного совета самопровозглашенной Донецкой народной республики Денис Пушилин в прямом эфире радиостанции «Говорит Москва» заявил, что Россия не отказалась от поддержки ополченцев, однако не знает о том, будет ли это военная помощь.

«Я не знаю этого окончательно», – сказал глава ДНР, подчеркнув, что, по его мнению, Россия не может отвернуться от ополченцев, так как «на кону вопроса стоит весь русский мир».

«Нас не «слили». Мы сначала слышали, что Россия «слила» Сирию, потом говорили, что «слили» Крым, однако полуостров находится в составе России. Сейчас говорят, что «слили» нас»,  – добавил он.

Ранее Пушилин отмечал, что в Москве он проводит консультации с некоторыми российскими чиновниками и политиками для получения помощи. Также он заявлял, что вопрос о вступлении ДНР в состав РФ будет решаться после окончания боевых действий на востоке Украины.


Председатель Верховного совета самопровозглашенной Донецкой народной республики Денис Пушилин в прямом эфире радиостанции «Говорит Москва» сказал, что бывший президент Украины Виктор Янукович не оказывает финансовую помощь ополченцам.

«Ни от Януковича, ни от его семьи, ни от прочих», – подчеркнул Пушилин, отвечая на вопрос, получает ли он денежные средства от экс-главы Украины. Он также отметил, что жители ДНР просто бы не позволили этого сделать, из-за негативного настроя к фигуре Януковича.

«На него возлагали большие надежды, так как он шел с пророссийской программой. И за это ему многое прощалось. Он убил последние ростки «русского мира». Януковича погубило отсутствие идеологии», – добавил глава ДНР.    

Напомним, что бывший президент Украины Виктор Янукович покинул территорию своей страны в феврале 2014 года после массовых акций протеста в центре Киева. 


Глава Донецкой народной республики (ДНР) Денис Пушилин назвал данные о погибших в результате военного конфликта в Донецкой и Луганской областях.

«Количество жертв уже, наверное, исчисляется тысячами», – сказал Пушилин в прямом эфире радиостанции «Говорит Москва». При этом он отметил, что украинские военные скрывают свои потери. «Например, вчера, по сведению наших полевых командиров, под Амвросиевкой погибли порядка 300 человек. По сводкам Украины, потерь нет», – добавил глава ДНР.

При этом Пушилин подчеркнул, что ополченцы не видят в украинских солдатах откровенных врагов.

Полную версию интервью с председателем Верховного совета самопровозглашенной Донецкой народной республики Денисом Пушилиным читайте здесь.

Денис Пушилин: Мы до сих пор платим налоги Киеву, но Донбасс уже никогда не будет в составе Украины [АНТИФАШИСТ – Антифашистский форум Украины, Среда, 18 Июнь 2014]

Глава Верховного совета ДНР Денис Пушилин в эфире радио «Говорит Москва» рассказал о ситуации на Донбассе. Он подтвердил слова Игоря Стрелкова, что боевые действия сегодня находится на пике, и до окончания боевых действий остались считанные недели. По его словам, украинская армия сейчас находится в таком состоянии, что на ЛНР и ДНР одновременно не хватает сил, поэтому, скорей всего, Порошенко направит войска на осаду Луганска.

Пушилин опроверг слухи, будто российское руководство «слило» ДНР и ЛНР и готово смириться с возвращением Новороссии в состав Украины.

«Есть вещи, которые мы просто не видим. В свое время мы слышали, что Россия «слила» Сирию, «слила» Крым. Но в итоге все оказывалось совершенно иначе. Давайте и здесь дождемся итогов. Сейчас идет большое геополитическое сражение и в ходе военных действий на Донбассе станет понятно, перейдем ли мы от однополярного мира к двуполярному или нет», – сказал он.

Говоря об истоках протестного движения на Донбассе, Пушилин возложил значительную долю вины на Виктора Януковича. «Мы никогда не обольщались насчет Януковича и Партии регионов. Это была политическая сила без идеологии. Но так сложилось, что именно Янукович выражал идеологию русского мира. Выражал условно, не эффективно, да и вообще в конце концов ее предал. Но другого политика не было. Я, как предприниматель, видел, насколько плох Янукович, как его люди отжимали бизнес на Донбассе. Когда в Киеве начался майдан, Донбасс занял выжидательную позицию и, вероятно, это было ошибкой».

Он напомнил, что первоначальные требования юго-восточных регионов Украины были достаточно выполнимыми – федерализация и русский язык в качестве второго государственного. Но хунта не пошла даже на такие условия. Теперь же Пушилин не представляет, что Донецкая и Луганская области вернутся в состав Украины. «После Славянска, Кроматорска, Одессы, Донбасс уже никогда не вернется в состав Украины. Мы видим, кто сегодня пришел к власти в Киеве. В движение против Януковича вошли даже открытые неонацисты и фашисты, которых боятся и в правительстве и в Верховной раде. К слову, вспоминая безобразное поведение Дещицы, я б сказал что он решился на свою выходку из страха перед собравшейся фашистской толпой. Если бы он не продемонстрировал единства с ними, его б просто разорвали. Так что это за власть?».

По его мнению, движение русского мира могло бы быть шире, и к Донецку и Луганску присоединились бы, как минимум, Днепропетровск и Харьков, однако из-за репрессий киевских властей и адресной зачистки протестное движение в восточных областях Украины было задавлено. «Как могло быть иначе, если до сих пор в Днепропетровске и Харькове за посты в фейсбуке вас могут кинуть в тюрьму?», – рассказал Пушилин.

Как ни странно, но, по словам Дениса Пушилина ДНР до сих пор перечисляет налоги в Киев. «Мы еще не перекрыли налоговый поток на Киев, оттуда же мы до сих пор получаем пенсии и социальные пособия. Пока у нас нет собственной системы распределения, к тому же мы столкнулись с серьезными кадровыми проблемами. Как показал опыт, революционеры у нас есть, а для работы с финансами нужны специалисты, нужны чиновники», – рассказал Пушилин.

Он опроверг информацию, что Донецкая область сегодня является дотационным регионом. «В 2013 году 13 миллиардов гривен ушло в Киев. Вернулось лишь 7. Цифры говорят сами за себя».

На вопрос слушателя «Когда на Киев?» Денис Пушилин пообещал: «Выстоим, пойдем дальше, на Киев».

http://govorit.msk.ru/interviews/46/: В ГОСТЯХ Денис Пушилин ПРЕДСЕДАТЕЛЬ ПРЕЗИДИУМА ВЕРХОВНОГО СОВЕТА ДОНЕЦКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ (ДНР) [10:05, 18 Июнь 2014]

С.ДОРЕНКО: Анастасия Оношко – ведущая этой программы. Здравствуйте, Настя.

А.ОНОШКО: Доброе утро. Сергей Доренко.

С.ДОРЕНКО: С нами Денис Пушилин. Вот, что самое интересное. Председатель президиума Верховного совета Донецкой народной республики. Денис Владимирович, здравствуйте, рады вас видеть.

Д.ПУШИЛИН: Здравствуйте.

С.ДОРЕНКО: Если вы позволите, я сразу очерчу для наших слушателей нашу поездку. Мы заручились вашим присутствием на 30 минут, но, если вы согласитесь поотвечать на вопросы ребят, наших слушателей, то, может быть, чуть-чуть подольше останетесь?

Д.ПУШИЛИН: Отвечу, конечно. Почему нет?

С.ДОРЕНКО: Смотрите. Значит, я предлагаю всем +7-925-88-88-948 – смс пишите – раз. Govoritmsk – пишите два. Я вас читаю в Twitter и свой Twitter тоже смотрю. Может быть туда. «Обучались ли вы приемам террористической деятельности?», – пишет Чадаев Дмитрий. Так, спокойно. Нас слушают по интернету очень много людей в разных местах, вы не представляете. Здесь слушатели есть из Австралии, Токио, Кении, США, Киев наверняка тоже. Поэтому всякие вопросы. Ребят, собираем. «Будет ли национализация предприятий в ДНР?» Собираем. Если вы соберете мне 222 тысячи вопросов, ясень пень я не успею их задать. Ладно? Скажите, пожалуйста. Счет пошел на недели, мы живем под впечатлением от обращения Стрелкова, который говорит, что счет пошел на недели. Все. Как бы война заканчивается полным уничтожением, окружением, истреблением. Ваша оценка.

Д.ПУШИЛИН: Я полностью здесь доверяю Игорю Ивановичу. Он отвечает за военный блок, он видит ситуацию, он находится на пике, наверное, всего сражения, поэтому у меня поводов не доверять и как-то сомневаться в его оценках, конечно же, нет. Со своей стороны я отвечаю за политическую часть, социально-экономический сектор, то есть я могу здесь больше говорить. А здесь, в военном вопросе, конечно, можно ссылаться на Игоря Ивановича.

С.ДОРЕНКО: Тогда следующий вопрос. Может быть, обидный? Вас слили? Вас разменяли?

Д.ПУШИЛИН: Нет.

С.ДОРЕНКО: Москва. Здесь люди у нас в эфире почти плачут. Есть тот, кто злорадствует, но, в основном, плачут. Вас разменяли, слили?

Д.ПУШИЛИН: Думаю, нет. Почему так могу судить, потому что есть вещи, которые, наверное, не видны еще нам. Потому что, вы знаете, о том, что слили мы слышали такое про Сирию, обвиняли, что Россия слила Сирию, тем не менее, Сирию не бомбили. Очень много было суждений, что слили Крым, очень много я этого слышал, даже опасался. Но все-таки Крым сейчас у России. Сейчас говорят, что слили нас. Говорить о каких-то вещах нужно по факту. Да, тяжело. Да, уже есть очень много жертв. Не хотелось бы их. Но, на самом деле, на кону у нас стоит нечто большее, потому что сейчас в моем понимании происходит больше геополитическое сражение. Мир переходит из состояния однополярного к двуполярному.

С.ДОРЕНКО: Не многополярному, а двуполярному?

А.ОНОШКО: С какими полюсами?

Д.ПУШИЛИН: Ну, хотя бы двуполярный если он будет сейчас. Просто второй полюс это будет Россия, Китай, может быть еще кто-то. То есть это абсолютно будет нормально, лишь бы не однополярно.

С.ДОРЕНКО: Второму полюсу надлежит возникнуть однажды, но пока он живет во многом конкуренцией. Мы знаем, что Китай и Соединенные Штаты это единая экономика, в сущности. Она стоит вся на цепочек на этой. Понимаете, тут наша позиция на самом деле уязвима, и мы боремся… Настя тотчас задаст вопрос: «А боретесь за что вы?» Мы боремся здесь в Москве или переживаем, глядя на вас, мы боремся за мир единых ценностей. Вот что такое русский мир. Мир единых ценностей, мир единого прошлого, мир единых могил, мир единого будущего. А за что боретесь вы, спрашивай Настя?

А.ОНОШКО: Да. Вы приняли решение, что надо вообще что-то делать.

С.ДОРЕНКО: Бороться.

Д.ПУШИЛИН: Знаете, сейчас вот как раз и просыпается великое русское наследие. Если изначально цели были каковы? Не допустить… Мы наблюдали за Майданом. Мы там не участвовали, не участвовали где-то умышленно, потому что, с одной стороны, мы были где-то против Януковича. Мы знали не понаслышке.

А.ОНОШКО: Вы в то время, когда Майдан шел, кем были?

Д.ПУШИЛИН: Я был в Киеве на самом деле.

А.ОНОШКО: Офисный работник или как вот? Ну, вот вы говорите, что ходили, следили.

Д.ПУШИЛИН: Предприниматель на самом деле. Не более того.

С.ДОРЕНКО: Следили, но понимали, насколько плох Янукович.

Д.ПУШИЛИН: Конечно. Не то, что понимали, а ощущали, потому что многие те, кто в Киеве там кричали, что Янукович плохой, они видели это в роликах на YouTube, статьях и публикациях. Мы же, жители Донбасса, знали на самом деле, что он из себя представляет, как забирается бизнес, как меняется это все. Какими методами это меняется, знали не понаслышке.

С.ДОРЕНКО: Почему вы не перехватили повестку дня? Можно же было перехватить? Нет, нельзя.

Д.ПУШИЛИН: На самом деле промышленный край, промышленные регионы остались здесь более, скажем, заняли выжидательную позицию. Это, может быть, была ошибочная позиция. Но, тем не менее, она была такова. Вы знаете, идеологию от русского мира, к сожалению, должен был, вернее, к счастью, должен был… Как бы возлагали надежды на Януковича, потому что он шел с пророссийскими. За счет этих пророссийских его настроений ему прощалось многое, и он получил эти голоса.

С.ДОРЕНКО: Даже отсутствие интеллекта!

Д.ПУШИЛИН: Совершенно.

С.ДОРЕНКО: Оказалось, что нет воли. Прощали ему отсутствие головы. Но мы не можем простить ему отсутствие воли, вот же в чем дело.

Д.ПУШИЛИН: Совершенно верно, и тут ситуация такова, что он как раз и убил последние, скажем, ростки русского мира. Он убил, при его правительстве шло уничтожение, причем финансировались наоборот. Еще даже дофинансировались грантоеды. Какой абсурд был.

А.ОНОШКО: А ростки русского мира это что такое?

Д.ПУШИЛИН: Это те организации, которые, наверное, теплились надеждой, что русский мир будет объединен.

А.ОНОШКО: Чем они занимаются, литературными чтениями или чем?

Д.ПУШИЛИН: Посмотрите на наши средства массовой информации. Назовите мне хоть одно средство массовой информации, находящееся сейчас на территории Украины, которое адекватно оценивает, хотя бы нейтрально оценивает ситуацию, происходящую на юго-востоке. Назовите мне один телеканал хотя бы. Их нет.

С.ДОРЕНКО: Мы относим это отчасти и к отсутствию, это может быть, обидно, к отсутствию культуры как политической, так и культуры прессы. Ее никогда не было. Поэтому эта пылкость, заменяющая, темперамент, заменяющий дискурс, это типично для Украины вообще.

А.ОНОШКО: Какие главные идеи вас, условно говоря, не устроили в Майдане, когда все это там происходило, и Янукович бежал и вот дальше что происходит? Почему?

Д.ПУШИЛИН: Изначально Майдан объединялся за Евросоюз. Первая его фишка. Не получилось. Потому что объединять за что-то гораздо труднее, чем против. Вот против Януковича объединилось гораздо больше людей плюс еще вот эти кровавые постановочные события избиения студентов. Я находился в этом Киеве, это постановка была. Чистой воды. Но она смогла объединить неравнодушных. Мы действительно, вернее, не мы, а кто находился там, они что сделали на самом деле? Что погубило Януковича? Отсутствие идеологии. В Партии регионов не было идеологии вообще

С.ДОРЕНКО: Настя, не уходи в историю слишком далеко. История творится сейчас, сейчас конкретно убивают сию секунду. Перед нами Денис Пушилин, которого мы должны спросить, вас берут в окружение через, там, три недели, через четыре недели. Вы делаете что? Давайте не говорить о ноябре 2013 года. Перед тобой обреченный человек.

А.ОНОШКО: Так за что он обречен?

С.ДОРЕНКО: Перед тобой сидит обреченный человек, который принял какое-то для себя решение. Какое? Сделаться московским политиком? Раз вариант. Сделаться крымским политиком – два вариант. Третий – погибнуть в каком-нибудь минометном обстреле в Донбассе. Вот и все. Вот это вот. Это же вы в июле будете делать. Одну из трех вещей. Что вы для себя решили?

Д.ПУШИЛИН: Смотрите, тут все гораздо проще на самом деле. Все активисты, которые принимают в этом участие, уже были не раз готовы умереть. На самом деле это так, потому что штурмы, когда мы брали… У нас же ничего не было, у нас не было поддержки. Это нам кричат сейчас, что нас там финансировали. У нас инструкций не было, вообще ничего не было. Опыта не было.

А.ОНОШКО: Умереть за что?

Д.ПУШИЛИН: На самом деле я вам расскажу просто про первый штурм, и вы поймете за что. Это, наверное, объяснит многие вещи. Когда это первые дни были, и приехал замминистра вести переговоры, чтобы мы освободили здания из Киева, и вот его позиция была настолько однозначна, что мы террористы, бандиты и должны освободить здание.

А.ОНОШКО: А вы когда занимали здание, вы что хотели сказать этим Киеву?

Д.ПУШИЛИН: Перед тем, как мы занимали здание, мы месяц ходили с митингами.

А.ОНОШКО: И что требовали?

Д.ПУШИЛИН: Да на тот момент многих устроила бы федерализация. На самом деле.

А.ОНОШКО: Для чего?

Д.ПУШИЛИН: Ситуация такова, что Украина сейчас уже находится в глубоком социально-экономическом кризисе это раз, а плюс какими методами это и кто пришел сейчас, киевская хунта пришла в результате вооруженного переворота, так вот я не досказал. Первый Майдан объединился за что-то, за Евромайдан, объединились потом против Януковича, но в эту когорту против собрали всех и принимали всех умышленно, то есть включая неофашистов, то есть они же тоже вроде бы как с ними были. И они были основным этим звеном ударным. Поэтому сейчас все решения в Верховной Раде принимаются таким образом. Что-то не понравилось, они пришли с автоматами и стучат. Поэтому получается сейчас этот умалишенный Дещица на таком уровне заявляет такие вещи. Потому что он боится. На самом деле он со страха это сделал. Он реально боялся, потому что, если бы он этого не сказал, они могли бы его там разорвать на части. Он это прекрасно понимал и был готов ставить крест, но не поставил. Ситуация такова, что мы на тот момент не согласны были с неофашизмом, в нас хорошо и глубоко живет эта память, то есть наших дедов уже начали конкретно называть фашистами, а Бандеру, Шукевича – героями. Нас это возмутило.

С.ДОРЕНКО: Это не может устроить, Настя, просто пойми это. Я тебе объяснял 10 тысяч раз. У меня там могилы мои в Кадиевке на станции «Алмазная». Мои могилы. Я ей объясняю, что меня учили всю мою жизнь, что увидишь бандеровца – стреляй, а нечем стрелять – значит бей по роже. Ну это же очевиднейшая вещь для всех нас украинцев. Я  – украинец. Очевиднейшая вещь. Ну так учили меня украинский отец, дед учил.

А.ОНОШКО: В итоге то это крыло оно же практически отвалилось? Нет?

Д.ПУШИЛИН: Каким образом оно отвалилось?

А.ОНОШКО: Сейчас в политике украинской.

С.ДОРЕНКО: Они заигрывают перед Западом. Тем не менее, и больше того, это уже руководит американское посольство. Мне так интересны сегодняшние новости, ты копаешься в ноябре 2013 года. Настя, пожалуйста, я тебя прошу. Идея проста. Украина населена двумя народами как минимум, один не хочет жить под правлением другого. Вопрос. Убили, кстати говоря, Пономарева?

Д.ПУШИЛИН: У меня нет такой информации, нет подтверждения.

А.ОНОШКО: А вы с ним общались когда-нибудь?

Д.ПУШИЛИН: С Пономаревым? Конечно.

А.ОНОШКО: Ну, и как вам впечатление?

Д.ПУШИЛИН: Да обычный человек.

А.ОНОШКО: Говорят, у него криминальное прошлое. Нет?

Д.ПУШИЛИН: Да вы знаете, вот очень много чего говорят, если все слушать, мне и себя нужно бояться.

С.ДОРЕНКО: Нам пишут: «Знаете про его биографию?» Не хочу знать. Я хочу знать будущее, послушайте меня. У меня здесь Денис Пушилин, человек, у которого я хочу узнать о будущем, какие вектора он для себя рисует, и у меня есть понимание того, что Пушилин знает лучше меня позицию моей страны, о которой я думаю с опаской, с надеждой. Я спрашиваю, в том числе об этом Дениса Пушилина. Денис Владимирович, так Россия введет войска или нет?

Д.ПУШИЛИН: Я не знаю этого окончательно.

С.ДОРЕНКО: Вам кто-нибудь подмигивает? Ну, чуть-чуть неделю надо отстоять. Какие-то танки двигаются по М4, какие-то танки идут на Миллерово, где-то их видят все время.

Д.ПУШИЛИН: Колонны передвигаются, мы это слышали уже много раз на самом деле.

С.ДОРЕНКО: Для американцев, чтобы они из космоса смотрели и говорили: «Боже мой, колонны передвигают!» Значит, это торговля, значит, торгуют вами.

Д.ПУШИЛИН: Да нет, тут на кону весь русский мир и все это прекрасно понимают. Вы же поймите, что если сейчас не устоит Донбасс, следующим будет Крым. После Крыма будет остальная часть России. Бежать нельзя.

С.ДОРЕНКО: А как вам такой сценарий, что, вообще говоря, вы – камуфляж, дымовая завеса Крыма. Здесь шуметь как можно больше в Донбассе, чтобы про Крым не спрашивали. Если вы дымовая завеса Крыма просто?

Д.ПУШИЛИН: Да мы одно целое на самом деле. По сути одно целое. Какие сценарии могли быть, это зависит, действительно, от народа. Вот в Харькове я очень наблюдал. Я думал в Харькове тогда съезд пройдет и, если бы не трусость отдельных политиков тогда, почему они потеряли последние зерна поддержки, потому что тогда в Харькове тот съезд должен был поставить и поднять. Люди поднялись бы

С.ДОРЕНКО: Интересно, кстати говоря. Вы когда говорили о программе Майдана, я не услышал, вернее, у меня возник вопрос о вашей программе. Вот ваша программа.

Д.ПУШИЛИН: Мы смогли объединиться за референдум. На первом этапе мы объединились за референдум. У нас вы, что думаете, такого же не было? У нас были правые, левые взгляды, центристские, и точно также процесс шел как бы достаточно

С.ДОРЕНКО: У внешнего наблюдателя создается впечатление, что вы поднимаете русское знамя и говорите: «Вот русские, вот Путин». Путин придет, скажет, кто мы. Путин скажет, что мы социалисты или мы коммунисты или мы капиталисты или черт его знает, кто мы, но Путин потом скажет, то есть, в сущности, в чем программа? Я бы поднял шахтеров, говоря об их требованиях. Но этого я пока не слышу.

Д.ПУШИЛИН: У нас идет рождение чего-то нового. На самом деле мы сейчас пытаемся противостоять тому, кому, в принципе, заикнуться не могли несколько месяцев назад. Противостоим Ринату Ахметову.

С.ДОРЕНКО: Мой друг был у него однажды в резиденции, но это прежде и говорит, что там автоматчики стоят.

Д.ПУШИЛИН: Да их очень много. Он только заявлял, что у него семь тысяч вооруженных человек есть. И где они? Где они? Видите, насколько дрогнула эта империя, которая фактически должна была стоять, этот столп, который боялся. Где эта империя, которую он должен был собирать…У него только в Мариуполе два завода. И он должен был собрать огромнейший митинг, заставить причем. Людей заставляли выходить вплоть до увольнения. Где этот митинг? Потом жалкое оправдание, что он там дал отбой. Да не было никакого отбоя на самом деле, просто люди бы не вышли. Потом громкое заявление о том, что в Донецке будет каждый день в 12 часов, покамест, не закончится это все. Где они? Один день прозвучали эти сирены?

С.ДОРЕНКО: Слушайте, какие-то деньги нужны. Медикаменты хотя бы купить. Пусть даже гуманитарка, но приходят какие-то мужики, которые говорят там, что сыну нужно велик, к школе собраться, там еще что-то. Копейку какую-то надо, если он бросил работу. Деньги кто дает? Янукович?

Д.ПУШИЛИН: Вы знаете, вообще их близко нету. Ни семьи Януковича, ни прочих. Это очень щепетильно к этому относятся люди. Вы знаете, сейчас решает народ. Я говорил, что тогда, перед референдумом, что я – лишь рупор народа. Это, действительно, так, как бы там меня не обвиняли. Это было так. Если что-то звучало в другую сторону хотя бы, это не воспринималось. Я вам приведу пример. После референдума нам нужно было сделать Верховный совет. Целесообразно было бы, переходя в правовое поле, набрать туда чиновников. Людей с опытом. Нам нужно создавать комитеты сейчас, нам нужно хотя бы понимание иметь, как эти комитеты работают, с чего нужно начинать, какой у них штат, и какая функциональная обязанность.

С.ДОРЕНКО: Говорят, вы допустили центральные киевские власти сейчас к выплате пенсий.

Д.ПУШИЛИН: Послушайте, сейчас ситуация такова, что нужно было, мы большая часть революционеров должны были войти в Верховный совет и какая-то часть, меньшая, которая не смогла бы принимать, чиновников. Что вы думаете? Народ не допустил чиновников вообще. У нас 150 депутатов это обычные люди сейчас, революционеры, которые прошли все это. Не допустили. Я сам был за это. Я не смог, как бы это было неугодно называть, я не смог протолкнуть, лоббировать, как это модно называется. Я хотел специалистов туда. Их у нас нет.

А.ОНОШКО: И это пока открытая проблема? Как вы ее решать собираетесь?

Д.ПУШИЛИН: Есть эта проблема, тем не менее, сейчас в комитеты мы стараемся набирать уже чиновников. Не на руководящих должностях, но тем не менее. Только такой сейчас мы нашли выход.

С.ДОРЕНКО: Говорят, что вы пускаете, я не знаю, насколько верна эта информация, для того, чтобы были выплачены последние пенсии, за июнь, допустим, были допущены к этому киевские власти. Это верно?

Д.ПУШИЛИН: Смотрите, мы еще не перекрыли полностью поступление налогов в Киев и Киев выплачивает пособия социальные, пенсии. Почему? Не потому что он хороший такой, потому что он денег в два раза больше получает в виде налогов.

С.ДОРЕНКО: Налоговая база сократилась только на одну пятую.

А.ОНОШКО: А планируете перекрыть?

Д.ПУШИЛИН: Конечно. Почему мы не сделали этого раньше? Потому что у нас действительно, мы собрать налоги можем. В основную массу и можем там где-то. Но ситуация в том, что у нас не была готова система распределения. То есть она сейчас в процессе. Кому заплатить, сколько заплатить. Это нужно откуда-то взять.

С.ДОРЕНКО: Вам нужно было эмиссионные центры или что бы то ни было похожее. Мы говорим все время. Знаете, когда мы начинаем говорить о планах хозяйственных в том числе, планах административных, мы все время забываем фразу Стрелкова. Каждые сутки украинская армия завоевывает 15, 10 километров границы. Рано или поздно это замкнется, схлопнется и на этом все как бы. То есть контакты закроются. То есть мы строим планы так, как будто мы вознесемся в воздух. Не вознесемся же.

Д.ПУШИЛИН: Смотрите, какая ситуация. Вот мы перед референдумом изначально разбили на два политический сектор и силовой сектор. Один без другого существовать не может. Потому что если бы мы все кинулись воевать и защищать администрацию, мы бы не провели референдум. У нас вторая часть занималась референдумом. Политическая часть не могла бы делать подготовку к референдуму, если бы не было силовой, потому что некому защищать, а силовая не может существовать без политической, потому что для чего, что защищать. Просто воевать, лишь бы воевать? И сейчас такая ситуация. Мы прекрасно понимаем, что если бы тогда силовая часть не удержала, мы бы не провели референдум, мы бы погибли все. Также и сейчас мы понимаем, что если сейчас не устоит Игорь Иванович Стрелков, для нас это все будет бессмысленно. Но есть и вторая сторона. Если устоит, нам нужно что-то делать и что-то выстраивать после окончания войны.

А.ОНОШКО: А как это устоит? Когда будет понятно, что устояли?

Д.ПУШИЛИН: Это очень сложный вопрос. Это может быть не совсем корректно. Не должна быть та информация, которая секретная, та, которая действительно может принести вред. Если бы я знал, я мог бы сказать сейчас лишнее. Неправильно это было бы. Об этом я не знаю и не хочу знать и не пытаюсь этого узнать.

С.ДОРЕНКО: Но вы знаете, что минометный обстрел, например, там, где погибли журналисты ВГТРК, был выход для гражданских лиц. То есть украинская армия вела обстрел конкретного коридора выхода конкретных старушек. То есть они отправили человека, который наводил прицел, расчет минометный. Был специальный человек корректировщик с биноклем и точно понимал, что там бегают пара журналистов с камерами и точно понимал, что идут старики и старухи, выводятся ополченцами из Металлиста. И ровно понимая это, корректировал огонь. Мы это понимаем, из храма в Славянске выносят иконы, потому что артиллерия украинская била по храму. Когда украинская артиллерия бьет по храму, она ровно храм православный видит в прицел. Они же не слепые. Это же не котята, правильно? И так далее. Это же политическая ситуация. Что делают люди? Есть обвинение в какой-то пассивности населения? Население пассивно?

Д.ПУШИЛИН: Вы знаете, хотелось бы, чтобы он было активнее.

А.ОНОШКО: А в чем могла бы эта активность проявляться?

Д.ПУШИЛИН: Мы где-то в своей степени удерживали, не дали остановиться заводам и фабрикам. Это наша была инициатива. Мы находимся у себя дома. Если можно было бы сейчас все одновременно остановить, разрушить можно было бы, перерубить кабеля. Почему люди работают? Да потому что фабрики и заводы продолжают работать. Можно было бы это все остановить, но мы находимся у себя дома, мы хотим выйти с наименьшими потерями, нам потом это восстанавливать. Почему действует так Киев, потому что они уже в голове потеряли это. Они действуют как нацистская Германия, разрушают города, которые им не восстанавливать.

С.ДОРЕНКО: А мне кажется, они хотят вспышки тифа, холеры и так далее, потому что они сейчас систематически разрушают водоочистку и канализацию. Вот это все разрушается систематически, точно понимая, какие объекты разрушает украинская армия. Они хотят вспышки холеры, тифа, они хотят несчастий, а потом иллюстрировать и говорить: «Ну вот, пожалуйста, вот Пушилин у вас руководитель, вот вам холера, вот вам тиф. При нас такого не было». Они хотят бедствия, но население в их расчете. Очень много поддержки. «Держитесь, мужики», «Новороссия, как можно вам помогать?», «Вас не перестреляют». Очень много слов поддержки. Давайте вот что. Денис Пушилин с нами. После новостей мы подключим телефон.

С.ДОРЕНКО: Поскольку вопросов примерно миллион, я предлагаю сделать следующее. Один из электронных средств, например, один, второй сразу по телефону. Договорились? «Держитесь, Денису победы». Киселев Евгений – это киевский – сказал, что Донецк вообще дотационный регион. Это верно?

Д.ПУШИЛИН: Нет. Это ложь. По 2013 году 14 млрд ушло в Киев, назад вернулось лишь 7.

С.ДОРЕНКО: Понятно. Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Я хотел вот, что сказать. Проблема не чисто в Новороссии, проблема лишь тогда, когда Путин опустит железный занавес против Запада и будет большой пожар.

С.ДОРЕНКО: Вопроса нет. Простите. Мы даем вопрос возможность задать, а вы не задаете. «Сколько военных частей переходило на сторону ДНР и ЛНР и где эти военные?»

Д.ПУШИЛИН: На самом деле многие части переходили. Основная часть, мы отпускали их домой, отправляли.

С.ДОРЕНКО: Призывники там не хотят служить.

Д.ПУШИЛИН: Конечно же. С той части, если они будут сейчас воевать, будет угроза их семьям. Мы давали им деньги и отправляли домой.

С.ДОРЕНКО: Давали возможность добраться до дома. Еще. 73-73-948. Здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это «Говорит Москва»?

С.ДОРЕНКО: 73-73-948. Ребят, напружинились, Господи. Вы, что, забыли на какой радиостанции?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро всем. Денису поддержка большая, с первого дня слежу и переживаю, собирали на работе помощь гуманитарную, отвозили на Ленинских горах, там была гуманитарная машина. У меня вопрос один, как можно оказать материальную поддержку Новороссии, потому что очень много счетов, и говорят, что мошенники действуют под этим планом. Может быть, вы как-то определитесь с этим, чтобы это было официально?

Д.ПУШИЛИН: Сейчас будет объявлен единый счет, будет благотворительный фонд, который будет заниматься только один лишь.

С.ДОРЕНКО: Мне звонят друзья и спрашивают. Говорят, старик, ты там, в прессе, скажи на какой фонд. Я говорю, что сам не знаю.

Д.ПУШИЛИН: Сейчас будет благотворительный фонд, я сделаю специальную пресс-конференцию.

С.ДОРЕНКО: Нам надо точное понимание. «Почему у республики нет танков? Почему не берут склады с танками, как делали исламисты в Ираке?», – спрашивает Порядочный.

Д.ПУШИЛИН: Это больше по военной части.

С.ДОРЕНКО: «Вы молодцы, Новороссия – вперед! Очень болею за Донбасс, верят, ждет земля родных своих ребят», – это Николай Мишин. «Почему нет единоначалия? Ставки верховного главнокомандующего? Почему раздробленность, почему ДНР и ЛНР – разные организации?», – Слава спрашивает.

Д.ПУШИЛИН: Да не разные организации. Сейчас уже Союз народных республик создан. Но, тем не менее, есть разногласия.

С.ДОРЕНКО: Это не ситуация, когда просто сильные мужики хватают власть в разных регионах.

Д.ПУШИЛИН: Действительно, народный протест был. Народный референдум. И не было одного человека, который поставлен был и руководит. Этот протест из разных сторон. Вот и все.

С.ДОРЕНКО: Гуляй-поле что ли?

Д.ПУШИЛИН: Очень много групп было, сейчас очень хорошо, что их осталось меньше, то есть перешли какие-то под, хотя бы какое-то единоначалие.

С.ДОРЕНКО: Алло, здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Хочу сказать, что восхищаюсь Пушилиным, его самообладанием, молодцы. Скажите, пожалуйста, вот вы обращались к Путину. Второй раз уже обращение у вас было исправленное и так далее. Какой был ответ? Спасибо.

Д.ПУШИЛИН: Спасибо за вопрос. Ответа официального еще нет.

С.ДОРЕНКО: Путин молчит. Иногда он молчит, молчит, а потом.

Д.ПУШИЛИН: Мы привыкли, наверное, к этому долгому молчанию, потом к решающим действиям приводящему.

С.ДОРЕНКО: Дай Бог. Еще вопрос. «Мне стыдно и горько, держитесь. Может Россия оскалится?» Стыдно и горько, что мы не вмешиваемся. «Народ пассивен, потому что идеология не та. Поднимите серпастое, красное, молоткастое знамя, установите идеологию марксизма-ленинизма, сталинизма, и народ пойдет», – полагает 69-й. И опять: «Как можно сдать помощь ДНР?» «Как я, простой гражданин РФ, могу отомстить за убийство наших ребят у вас там, в Донбассе?», – спрашивает 777. Я думаю, это восклицание скорее, чем вопрос. «Есть ли у ДНР официальный интернет-ресурс, а у вас Twitter?»

Д.ПУШИЛИН: Есть. К сожалению, за этот период – это мое большое упущение – Twitter есть, но я его практически не веду.

С.ДОРЕНКО: 73-73-948. Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Доброе утро, Сергей. Алексей, Москва. Скажите, пожалуйста, как у вас обстоят дела с пенсиями, именно с бюджетом, поскольку все равно есть люди социально незащищенные, как обстоят дела с их поддержкой, и как вы рассматриваете по сути дела, вы государство хотите создать?

Д.ПУШИЛИН: Значит, за исключением Славянска и Краматорска пенсии и социальные пособия выплачиваются практически без задержек.

С.ДОРЕНКО: В Славянске невозможно, потому что там, извините.

Д.ПУШИЛИН: Физически невозможно.

С.ДОРЕНКО: Потому что там артиллерия с Карачуна лупит непрерывно. Когда говорит Стрелков, слышно, как сотрясается земля и все это. Алло, здравствуйте.

А.ОНОШКО: Спрашивают тут, Царев с вами?

Д.ПУШИЛИН: Все, кто не придерживается фашистских задов, те с нами.

С.ДОРЕНКО: Царев, тем не менее, вызывает огромные здесь симпатии у наших слушателей во всяком случае. Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, добрый день. Россия с вами. Скажите, пожалуйста, сколько жертв среди мирного населения, по вашим оценкам? Потери ДНР и ЛНР. И второй вопрос, действительно, насколько времени хватит вам сил сопротивляться фашистам из Киева.

Д.ПУШИЛИН: Количество жертв, наверное, исчисляется тысячами.

С.ДОРЕНКО: Тысячами. Вместе с местными. Скажите, а потери все время мы слышим. Есть несколько специальных агитационных организаций украинских, какие-то специальные есть пропагандисты. И они все время пишут, вот, в бою был ранен украинский солдат и убито 85 ополченцев. И это каждый день мы слышим. Нам это горестно слышать, но мы думаем, вдруг это правда?

Д.ПУШИЛИН: На самом деле, ситуация такова, что украинские пропагандисты они там приободряют себя и скрывают все свои потери. Допустим, позавчера, по сведениям полевых командиров, которые участвовали там, в бою, под Амвросиевкой, только лишь их подразделение, порядка трехсот украинских военнослужащих, кто участвовал, я не могу говорить, погибло. По сводкам Украины – ноль.

С.ДОРЕНКО: Есть такая уже война жестокая. Один вопрос. Я слышал, что фосфорные бомбы использовал Израиль против Сектора Газа. Я помню это, и все смотрели на это как на диковинку, как на какую-то страшную дикость. Теперь я слышу, что рассыпают Ми-8 украинской армии мины в лесополосе всюду. То есть они идут над лесополосой. Есть такие мины, которые можно сбросить, и они лежат уже дальше настраиваются. Они лесополосы засыпают минами. Это же рядом с деревнями и хорошо если корова. Это может быть ребенок и Бог весть. Это довольно негуманно. Это советский боезапас, что это? Он срабатывает по мирному населению?

Д.ПУШИЛИН: У меня свидетельств таких нет, но такие сигналы поступают, к сожалению.

А.ОНОШКО: А вы видите все-таки отдельное государство для себя или в составе России.

Д.ПУШИЛИН:  Это может быть союзное государство с Россией, это может быть как субъект РФ. Это нужно позже к этому приходить, когда закончатся боевые действия.

С.ДОРЕНКО: А если геноцид и переселение? А если переселение 250 тысяч рогуль? Переселение к вам. Вас по концлагерям, вы – плохие. Вы недостаточно любите неньку. Сюда 250-300 тысяч рогуль всевозможных из Тернополя, которые будут преданы, которые на вас будут стучать постоянно, бровки делать, на вас глядя.

Д.ПУШИЛИН: Мы этому и противостоим.

С.ДОРЕНКО: Но это возможно?

Д.ПУШИЛИН: Надеюсь, что нет.

С.ДОРЕНКО: Надеетесь, что нет. Хорошо. Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, Сергей, Настя, Денис. Большая вам поддержка, Денис, мы очень следим за ситуацией, все переживаем. У меня два вопроса. Первый вопрос немножко военной темы. Есть информация о том, что все силы киевские стянуты только к Луганску. Это как бы, это максимум того, что они сейчас там могут собрать и хотят, скажем так, Луганск сделать как и Славянск. Правда это или нет? И второй вопрос. Насколько все-таки мы, Россия, вас поддерживаем, и экономически, и социально. Спасибо.

Д.ПУШИЛИН: Первый вопрос, насколько стянуты все силы. Не все, но сейчас сигнал такой поступает, что достаточно большое количество и не исключаем, что Луганск будет взят, попытка взять в осаду. Что касается поддержки, сейчас гуманитарная поддержка идет. Да, прорывается с боями через границу, но она идет.

С.ДОРЕНКО: Гуманитарная, в смысле, медикаменты?

Д.ПУШИЛИН: Медикаменты в том числе, то есть сейчас собирают люди очень много всего. Но сейчас мы только будем систематизировать эту помощь. Это важно и очень нужно сейчас. Потому что только на Славянск сейчас нужно будет там не одну фуру в сутки пропускать. Жуткая гуманитарная катастрофа.

С.ДОРЕНКО: Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Когда пойдете на Киев?

Д.ПУШИЛИН: Выстоим – пойдем дальше на Киев.

С.ДОРЕНКО: Человек, который позвонил 8 раз. 8 попыток дозвона. Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей и Настя, и Денис. Скажите, пожалуйста, вопрос такой. Прорабатываются ли какие-нибудь меры для того, чтобы конкретные рычаги использовать для мобилизации населения. Потому что сижу и слышу лозунги такие, вроде бы как и земляки, народ, но далеко никто не собирается вставать и защищать свою землю, дома родные. То есть население неоднозначно за ДНР, за ЛНР. Интересно.

С.ДОРЕНКО: Население ждет победителя, есть такое ощущение у вас? Нет ощущения, что население, зажмурившись, ждет, чья будет победа, с тем мы и закадримся, типа.

Д.ПУШИЛИН: У меня такого нет. То, что заняли выжидательную позицию некоторые – да, но не без этого. Некоторые.

С.ДОРЕНКО: Ребята, кто-то мне пишет на Twitter. «Почему не бьете по коммуникациям, как так эшелоны техники разгружаются чуть ли не под Донецком? А где же рельсовая война?» Наверное, это все-таки военные вопросы.

Д.ПУШИЛИН: Здесь и частично политическое, мы не разрушаем свою инфраструктуру. Вот и намеренно здесь действовать уже в самый последний момент, когда это будет необходимо.

А.ОНОШКО: Был такой вопрос вчера, когда тоже обсуждали ДНР. Почему Россия не поддерживает. У нас один слушатель  предположил, что у вас есть идея национализации.

Д.ПУШИЛИН: Да.

А.ОНОШКО:  То есть, и если Россия помогает отделению Луганской и Донецкой областей, то в России-то нет национализации. Тут у нас олигархи.

С.ДОРЕНКО: Ой, не такие же. Ребят, кто не был на Украине, не знает.

Д.ПУШИЛИН: Не такие, поверьте.

А.ОНОШКО:  Чем они отличаются, чем наши лучше?

Д.ПУШИЛИН: Я не могу говорить, лучше или хуже, но если сравнить, то полностью украли и просто приводят в негодность огромнейшее количество предприятий ради сиюминутной прибыли, вы бы так не считали.

С.ДОРЕНКО: Наши бесстыжие, но трусоватые. А те кичливо бесстыжие.

А.ОНОШКО: Готовы ли вы к приходу русских олигархов туда?

Д.ПУШИЛИН: Давайте мы справимся с этими сначала.

С.ДОРЕНКО: Томо из Швейцарии. Томо тоже очень много координирует. Прошу.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Приветствую, да. Одна просьба, два вопроса. Просьба в целях организации информационного взаимодействия выделить человека на наш канал радиостанции для оперативности. Вопросы такие. Первое. Я понимаю, люди не хотят в окопы, но почему партизаны не развешивают там каждую ночь на березах. И второй вопрос, я понимаю, не хватает техники, но почему диверсионно-разведовательные группы до сих пор не щелкают по ночам.

С.ДОРЕНКО: Можно, Томо, Я дополню. Вот мы под Волновахой радовались? Ведь это же ваша земля? Я думаю, ну вот мужик оттуда. Он же в балочке каждый уголочек. В балочке каждый знает, где тут тропиночка. А эти, которые пришли, они не могут этого знать. Почему мы утром не видим какие-то торжественные результаты?

Д.ПУШИЛИН: Сложный вопрос, почему не начата крупномасштабная война. Не знаю.

С.ДОРЕНКО: Бабки таскали вареники ополченцам, те же бабки сейчас таскают на посты этих самых.

Д.ПУШИЛИН: Посмею здесь, наверное, высказать такое предположение, что в основной массе используется, у нас есть понимание, что мы единый все-таки народ. Мы были, действительно, соотечественниками. И сейчас открыто воевать в солдатах, в офицеров, которые там вот расположены, мы не видим откровенных врагов. Даже многие сейчас ополченцы, служившие и прошедшие войны, находят на той стороне баррикады своих сослуживцев некогда. Даже общаются. Да, их трудно переубедить, зачастую вообще не получается, но и уничтожать их самым жестким способом.

С.ДОРЕНКО: То есть большой крови люди не хотят.

Д.ПУШИЛИН: Наверное, если мы перейдем эту грань… То есть нет явного такого противника как была фашистская Германия. И это очень трудно. Если мы ее перейдем, то, может быть, этого и добиваются на самом деле, Запад. Может быть, как раз этого и хотят.

А.ОНОШКО: А вы переговоры готовы вести какие-либо? На каких условиях? С Киевом, я имею в виду.

Д.ПУШИЛИН: Да Киев сейчас, у них там все разрозненно настолько.

А.ОНОШКО: Ну там же есть президент?

Д.ПУШИЛИН: Президент не принимает решений. Он не может контролировать ситуацию. Когда он будет готов принимать… Вот звонил Аваков, да, очень хорошее, нормальное предложение. Он говорит: «Давайте взаимно прекратим огонь». – Давайте. Он даже пишет смс, все подтверждает. Он вряд ли бы так подставлялся, на самом деле. Он действительно, наверное, этого хотел, это какие-то политические…Но тем не менее ночью продолжаются обстрелы.

А.ОНОШКО: А вы пишите ему в ответ смс?

Д.ПУШИЛИН: О чем сейчас говорить? Он просто не контролирует ситуацию, потому что там есть товарищ Коломойский со своими батальонами, которому, может быть, невыгодна эта ситуация. Там у них такое противостояние. Не с кем там сейчас говорить. Не с кем.

С.ДОРЕНКО: Непрерывное броуновское движение сильных мужчин, которые входят случайные комплоты и друг против друга непрерывно. Это и есть Украина. Она такая и была. Настя не понимает, что такое Украина. Вы знаете депутата Волкова. Он при мне обещал Леониду Кучме умереть за него. Он поднял тост: «Леонид, разрешите я за вас умру». Это было в 2000 году. В 2004 году депутат Волков был за оранжевых, как я хорошо знаю,  снимал Кучму. И так далее. Товарищи, Киев по-другому живет. Он говорит тебе слово и он верит в то, что он говорит, но это действует 20 секунд. Через 20 секунд уже не действует.

А.ОНОШКО: «Почему не показывают пленных иностранных наемников?», – 29-й спрашивает. Это военный вопрос, конечно, но…

Д.ПУШИЛИН: Нет, их прячут на самом деле. Мы их хотим найти, уже сейчас что еще нужно. Сейчас проводится анализ, у меня много сомнений, что действительно применялись фосфорные бомбы. Вот сейчас проводим независимую экспертизу, сейчас вот будем делать…

А.ОНОШКО: Спрашивают, не боитесь ли вы, что вас убьют?

Д.ПУШИЛИН:  Уже нет. Давно нет.

С.ДОРЕНКО: Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, я хотел поговорить по поводу переговоров. Денис, хотелось бы узнать, вы вообще видите свою республику. Может быть, это будет какой-то особый статус, но в составе Украины или уже, как говорится, невозможно быть в составе Украины.

Д.ПУШИЛИН:  Спасибо за вопрос. Не вижу абсолютно в составе Украины после Славянска, Краматорска, других городов. После такого количества жертв, после Одессы не вижу.

С.ДОРЕНКО: Алло, здравствуйте.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. А вы не подскажете, почему Харьков не поднялся?

Д.ПУШИЛИН: Мое мнение, вы знаете, здесь больше технический характер, потому что он ближе был к Киеву, он больше был. Первые они и вставали. Но их жестко подавляли, адресная зачистка. Вы знаете, как сейчас в Днепропетровске и Одессе за посты в Facebook к вам могут прийти домой и кинуть в тюрьму. Сейчас конкретно идет адресная зачистка. Действительно, если бы нас в свое время так повыдергивали…

С.ДОРЕНКО: Допрос журналистов «Звезды», который начинается со слов «Зачем ты сказал это в репортаже?» Это редакторская правка с помощью автоматов. И тем не менее, мы думали, честно говоря, что русский мир больше. Мы думали, что Харьков это русский мир, что Днепропетровск, Запорожье, Херсон и до Одессы это русский мир и сейчас нам досадно понимать, что мы ошибались.

Д.ПУШИЛИН: Мы думали, что гораздо больше русского мира и гораздо больше активистов из всего юго-востока бывшей уже Украины. Пойдет цепная реакция.

С.ДОРЕНКО: Если вы торжествуете, то пойдет цепная реакция.

Д.ПУШИЛИН: Смотрят сейчас, понимаете, как можно непосредственно сейчас о чем-то говорить. Какой смысл сейчас Запорожью подниматься? Если еще непонятно в Донецке к чему это приведет.

С.ДОРЕНКО: Они бы отвлекли чуточку армию от вас. Киев распылил бы силы. Здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Вопрос такой. Неужели в России среди моря олигархов нету одного, подобного Коломойскому, который смог бы помогать юго-востоку.

Д.ПУШИЛИН: Не ко мне вопрос.

А.ОНОШКО: А где ваши мужчины, спрашивают, ведь ваше население – 5 миллионов.

С.ДОРЕНКО: И говорят очередь из мужчин на границе с Россией, которые пытаются рвануть в Ростовскую область.

Д.ПУШИЛИН: Еще больше мужчин, которые хотят, но нет оружия.

С.ДОРЕНКО: Нет оружия. Не хватает. Алло, здравствуйте, слушаю вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей, добрый день, Валентин. Вопрос, наверное, обоим, помните, Сергей…

С.ДОРЕНКО: О чем вы говорите. Я же точно не могу. У нас гость, причем гость, которым мы дорожим. Прошу вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день, Сергей. Вопрос гостю, вот мы все в каких-то прогнозах, что дальше?

С.ДОРЕНКО: Позвольте за вас. Точка выхода. Точку выхода дайте мне сейчас, когда уже время заканчивается.  Точка выхода для востока, например, вот мы понимаем, что через полтора месяца будет это, и точка выхода лично для вас.

Д.ПУШИЛИН: Я думаю, мы победим.

С.ДОРЕНКО: Победите. Победите это значит, Украина отведет войска и прекратит бои. И освободит границу.

Д.ПУШИЛИН: Думаю, граница будет уже наша. Я на это очень надеюсь.

А.ОНОШКО: И вы поставите там стену, прекратите контакты?

Д.ПУШИЛИН: Нет, мы не будем уподобляться Коломойскому, поверьте.

С.ДОРЕНКО: Дело о том, чтобы контролировать границу с Россией. Сейчас там 100-200 километров контролируется, а надо как-то больше.

Д.ПУШИЛИН: По сути, мы не хотим границ на Западе, мы хотим провалить границу на востоке.

С.ДОРЕНКО: Провалить границу на востоке, понятно? Границу на западе не устанавливать при этом. Да, а для вас лично? Вы? Вы через полтора месяца.

Д.ПУШИЛИН: Вообще неважно.

С.ДОРЕНКО: Вы человек миссии, служения?

Д.ПУШИЛИН: На данный момент так.

С.ДОРЕНКО: Строить русский мир, а потом в душе немножко социалист. Суммирую то, что я услышал.

Д.ПУШИЛИН: Нет, я все-таки сторонник русского мира.

С.ДОРЕНКО: Сторонник русского мира, а по социальному устройству это социалистический…

Д.ПУШИЛИН: Это то, что понятно сейчас людям. Это то, что понятно людям, то, что сейчас построить социально справедливое здесь общество это в наших силах, это первые шаги.

С.ДОРЕНКО: Денис, спасибо. Это интересно. Спасибо, что пришли. Успехов во всем вам.

Д.ПУШИЛИН: Спасибо вам.

Advertisements
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Vélemény, hozzászólás?

Adatok megadása vagy bejelentkezés valamelyik ikonnal:

WordPress.com Logo

Hozzászólhat a WordPress.com felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Twitter kép

Hozzászólhat a Twitter felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Facebook kép

Hozzászólhat a Facebook felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Google+ kép

Hozzászólhat a Google+ felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Kapcsolódás: %s

%d blogger ezt kedveli: