6.6.2014, 21:00: В.ПУТИН/VLADIMIR PUTIN: Ответы на вопросы журналистов—Answers to journalists’ questions

СутьEssenceLényeg: 6.6.2014, 21:00: Putyin válaszai az újságírók kérdéseire

Суть: … я не могу не поприветствовать позицию господина Порошенко по поводу того, что нужно немедленно остановить кровопролитие на востоке Украины … сторонами переговоров в данном случае должны быть не Россия и Украина – Россия не участница конфликта, – а киевские власти и представители и сторонники федерализации на востоке … мы вынуждены будем применять меры по защите своей экономики, своего рынка, … как только договор будет подписан и вступит в силу, предпринять меры по защите своей собственной экономики … нужно немедленно прекратить карательную операцию на юго-востоке Украины. Только так можно создать условия для того, чтобы начать реальный переговорный процесс со сторонниками федерализации … цену на газ с господином Порошенко мы не обсуждали … можем пойти навстречу украинцам, поддержать их в случае, конечно, выплаты долгов, которые накоплены были за последнее время … если мы увидим, что кто-то нарушает наши контракты по поставкам газа, мы будем сокращать объем, и физических объемов на европейском рынке будет просто недостаточно, просто будет недостаточно …
Essence: … I fully welcome Mr Poroshenko’s position that the bloodshed in eastern Ukraine must cease immediately … it’s not Russia and Ukraine who should be the parties involved in talks on this matter – Russia is not a party to the conflict – but rather, the Kiev authorities and representatives from among those who favour federalisation in the East … we will be forced to take measures to protect our economy, our market; as soon as the agreement is signed and comes into force, … to protect our own economy … the counter-terrorism operation in southeast Ukraine must be stopped immediately This is the only way to create the conditions necessary to launch real negotiations with the supporters of federalisation … Mr Poroshenko and I did not discuss gas prices … we could meet the Ukrainians halfway, support them, provided, of course, that they pay the debts that have accumulated recently … if we see that somebody is violating our contracts for gas supplies, we will reduce the volume, and the physical volume on the European market will simply be insufficient, there will simply not be enough …
Lényeg: … teljes mértékben üdvözlöm Porosenko úr álláspontját, hogy a vérontást azonnal meg kell állítani Kelet-Ukrajnában … nem Oroszország és Ukrajna a tárgyalófelek ebben az esetben — Oroszország nem részese a konfliktusnak –  hanem a kijevi hatóságok és a federalizáció hívei Kelet-Ukrajnában … kénytelenek leszünk intézkedéseket tenni saját gazdaságunk, piacunk védelmében … amint a szerződést aláírják és érvénybe lép … azonnal fel kell hagyni a büntető műveletekkel Kelet-Ukrajnában. Csak így lehet megteremteni a federalizáció híveivel folytatandó tárgyalási folyamat megkezdésének feltételeit … Porosenko úral nem tárgyaltunk a gáz áráról … elébe mehetünk az ukránoknak, támogathatjuk őket, természetesen abban az esetben, ha kifizetik adósságaikat, melyeket az elmúlt időszakban felhalmoztak … ha látjuk, hogy valaki megszegi a velünk kötött gázszállítási szerződését, akkor csökkentjük a mennyiséget, és az európai piacon egyszerűen nem lesz elegendő a fizikai mennyiség, egyszerűen nem lesz elegendő …

Путин рассказал о чем говорил с Порошенко. Новости Украины сегодня. [Accidents news YouTube channel, June 6, 2014]

 

В.ПУТИН: Разумеется, с господином Порошенко и с Президентом Соединенных Штатов Обамой мы тоже дважды побеседовали достаточно содержательно, на мой взгляд. … Мы сели за стол, поговорили в течение минут 15-ти, я думаю. Не могу сказать, что это была обстоятельная беседа, тем не менее затронули основные вопросы, связанные с урегулированием ситуации, с развитием экономических отношений.

[ Что касается урегулирования, то ] я не могу не поприветствовать позицию господина Порошенко по поводу того, что нужно немедленно остановить кровопролитие на востоке Украины, и у него есть на этот счет план. Но какой этот план, лучше спрашивать не у меня, а у него. Он в двух словах об этом сказал, но одно дело говорить это здесь, во Франции, другое дело – излагать это в своей собственной стране.

[ Я еще раз подчеркнул, что ] сторонами переговоров в данном случае должны быть не Россия и Украина – Россия не участница конфликта, – а киевские власти и представители и сторонники федерализации на востоке. Как это все будет имплементировано, как это все будет оформлено, я наверняка сказать не могу, но настрой в целом мне показался правильным, мне понравился. Надеюсь, что так и будет. Если это будет происходить, то будут созданы условия и для развития наших отношений в других областях, в том числе в экономике.

[ Что касается экономики, то здесь ] мы говорили подробно и с Премьер-министром Великобритании, и с Президентом Франции, и с канцлером ФРГ, и с господином Порошенко тоже в связи с тем, что намечается подписание известного соглашения между Украиной и Еврокомиссией, Евросоюзом об ассоциации.

И я предупредил, что мы вынуждены будем применять меры по защите своей экономики, своего рынка, мы вынуждены будем, как только договор будет подписан и вступит в силу, предпринять меры по защите своей собственной экономики.

[ ВОПРОС (как переведено): Господин Президент, после Ваших сегодняшних встреч с господином Порошенко, с Президентом Обамой как Вы думаете, насколько вероятно прекращение огня на Украине? Что Вы можете сделать и что будете делать для прекращения огня? Как скоро это может быть достигнуто? ]

В.ПУТИН: Я думаю, что это нужно сделать немедленно: нужно немедленно прекратить карательную операцию на юго-востоке Украины. Только так можно создать условия для того, чтобы начать реальный переговорный процесс со сторонниками федерализации.

Ведь до сих пор им никто ничего конкретного не сказал, никто ничего конкретного не предложил.

[ ВОПРОС: Цена на газ обсуждалась? ]

В.ПУТИН: Нет, цену на газ с господином Порошенко мы не обсуждали, но я знаю, что «Газпром» и украинские партнеры близки к окончательным договоренностям. Мы не исключаем, что можем пойти навстречу украинцам, поддержать их в случае, конечно, выплаты долгов, которые накоплены были за последнее время.

[ Но есть еще ведь одно обстоятельство, которое все мы, и наши европейские друзья и партнеры должны учитывать – риск неплатежей остается очень высоким, ] и если кто-то думает, что можно решить проблемы энергетического снабжения Украины путем реверсных поставок, то глубоко заблуждается.

По двум обстоятельствам: первое – если мы увидим, что кто-то нарушает наши контракты по поставкам газа, мы будем сокращать объем, и физических объемов на европейском рынке будет просто недостаточно, просто будет недостаточно.

Предыстория—Background—Előzmény (это же—this blog—ugyanitt, June 6, 2014):

  • Предыстория: Владимир Путин: Кризис создан в результате антиконституционного, вооружённого переворота—переговоры нужно вести с теми, которые не приняли этого переворота, а не посылать к ним танки
  • Background: Vladimir Putin: The crisis was caused by the anti-constitutional armed coup—talk with those people who didn’t accept this change of power instead of sending tanks there.
  • Előzmény: Vlagyimir Putyin: A válságot az alkotmányellenes, fegyveres hatalomátvétel okozta—tárgyalásokat azokkal kell folytatni, akik nem fogadták el ezt a hatalomátvételt, nem pedig tankokat küldeni hozzájuk.

Владимир Путин ответил на вопросы журналистов в Париже [Власть YouTube channel, June 6, 2014]

В Париже состоялись переговоры Владимира Путина с Президентом Французской Республики Франсуа Олландом. Президент России также встретился с Премьер-министром Великобритании Дэвидом Кэмероном. Во второй день визита в Довиле глава Российского государства беседовал с Федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель. Затем в Уистреаме Владимир Путин присутствовал на торжествах по случаю 70-летия высадки союзных войск в Нормандии. Кроме того, состоялась встреча главы государства с российскими ветеранами — участниками Великой Отечественной войны. В рамках мероприятий в Нормандии Президент России также общался с некоторыми главами иностранных государств.

Президент Владимир Путин на брифинге в Нормандии сообщил, что у Порошенко есть некий план по прекращению кровопролития на Украине.

Владимир Путин, президент РФ: «Встреча с господином Порошенко состоялась, как говорят в таких случаях, в кулуарах. Мы сели за стол, поговорили в течение минут 15. Не могу сказать, что это была обстоятельная беседа, но, тем не менее, основные вопросы, связанные с урегулированием ситуации, затронули, с развитием экономических отношений».

Владимир Путин: «У него есть план на этот счет, но какой это план — это лучше спрашивать не у меня, а у него. Он в двух словах об этом сказал, но одно дело говорить это здесь, во Франции, другое дело — говорить в своей собственной стране».

Владимир Путин: «Я еще раз подчеркну, что сторонами переговоров в данном случае должна быть не Россия и Украина, Россия — не участница конфликта, а киевские власти и представители и сторонники федерализации на востоке».

Владимир Путин: РФ ждёт тщательного расследования преступлений на Украине, в том числе в Одессе

«Нет, цены на газ с господином Порошенко мы не обсуждали», — сказал Путин, отвечая на вопросы журналистов.

Ответы на вопросы журналистов [Президент России, 6 июня 2014 года, 21:00]

По завершении торжественных мероприятий по случаю празднования 70-летия высадки союзных войск в Нормандии Владимир Путин ответил на вопросы журналистов.

ВОПРОС: В рамках этого визита у Вас состоялись три встречи, которые были официально запланированы: с Премьер-министром Великобритании, Президентом Франции и с канцлером Германии. Фактически это европейская «тройка». Какие-то договоренности были достигнуты? И одно уточнение, касающееся самой первой встречи, – с Дэвидом Кэмероном. Как она все же началась?

В.ПУТИН: Как обычно встречи начинаются: сели, начали разговаривать о наиболее острых проблемах. Это касалось некоторых международных и двусторонних вопросов, но главным образом, конечно, говорили о проблеме урегулирования ситуации на Украине.

Что касается встречи с канцлером, встреча состоялась сегодня, как вы знаете. Встреча была довольно продолжительная, около часа мы беседовали. Тоже по тем же темам.

Самая основательная беседа, конечно, была вчера с Президентом Французской Республики. Мы уже более подробно говорили о двусторонних контактах, о наших экономических связях и о международных проблемах, в том числе по иранской проблеме, по Сирии, по некоторым другим вопросам, которые представляют взаимный интерес. Мне кажется, обмен мнениями был очень полезным.

ВОПРОС: Владимир Владимирович, как мы знаем, у Вас сегодня прошли несколько незапланированных встреч. Кто были Ваши собеседники? Удалось ли как-то преодолеть противоречия, которые были между вами?

В.ПУТИН: Не очень понимаю, о каких противоречиях Вы говорите. Но сегодня было очень много контактов, встреч, практически со всеми участниками. Может быть, не со всеми, но с очень многими участниками сегодняшнего мероприятия, и с коронованными особами.

Вы видели, я сидел рядом за столом с Королевой Дании и с представителями Люксембурга, разговаривал с Премьер-министром Норвегии, Президентом Греции. Всех и не вспомнить, много контактов было.

ВОПРОС: Обама, Порошенко?

В.ПУТИН: Разумеется, с господином Порошенко и с Президентом Соединенных Штатов Обамой мы тоже дважды побеседовали достаточно содержательно, на мой взгляд.

ВОПРОС: Можно про господина Порошенко уточнить? Удалось ли Вам найти какое-то взаимопонимание с ним? Какие Вы вопросы обсудили, в каком формате? Планируете ли Вы продолжение контактов на каком-то уровне? В какой перспективе?

В.ПУТИН: Что касается формата, то будучи в России, я уже сказал об этом, я не собираюсь ни от кого скрываться на этом мероприятии, это невежливо, так не делается. Кроме всего прочего, Президент Франции, канцлер Федеративной Республики попросили меня о встрече с их участием с господином Порошенко.

Эта встреча состоялась, как в таких случаях говорят, «на полях» этого мероприятия, в кулуарах, что называется. Мы сели за стол, поговорили в течение минут 15-ти, я думаю. Не могу сказать, что это была обстоятельная беседа, тем не менее затронули основные вопросы, связанные с урегулированием ситуации, с развитием экономических отношений.

Что касается урегулирования, то не могу не поприветствовать позицию господина Порошенко по поводу того, что нужно немедленно остановить кровопролитие на востоке Украины, и у него есть на этот счет план. Но какой этот план, лучше спрашивать не у меня, а у него. Он в двух словах об этом сказал, но одно дело говорить это здесь, во Франции, другое дело – излагать это в своей собственной стране.

Я еще раз подчеркнул, что сторонами переговоров в данном случае должны быть не Россия и Украина – Россия не участница конфликта, – а киевские власти и представители и сторонники федерализации на востоке. Как это все будет имплементировано, как это все будет оформлено, я наверняка сказать не могу, но настрой в целом мне показался правильным, мне понравился. Надеюсь, что так и будет. Если это будет происходить, то будут созданы условия для развития наших отношений в других областях, в том числе в экономике.

Что касается экономики, то здесь мы говорили подробно и с Премьер-министром Великобритании, и с Президентом Франции, и с канцлером ФРГ, и с господином Порошенко тоже в связи с тем, что намечается подписание известного соглашения между Украиной и Еврокомиссией, Евросоюзом об ассоциации.

И я предупредил, что мы вынуждены будем применять меры по защите своей экономики, своего рынка, мы вынуждены будем, как только договор будет подписан и вступит в силу, предпринять меры по защите своей собственной экономики.

Напомню, что между Украиной и Россией сейчас действуют нулевые ставки таможенных тарифов в рамках зоны свободной торговли СНГ. Предполагаемые соглашения не допускают участия Украины в других соглашениях, кроме ассоциации с Евросоюзом.

Но даже дело не в этом, а дело в том, что если мы сохраним нулевые ставки, а Украина откроет свой рынок перед европейскими товарами, то все европейские товары транзитом будут поступать на нашу таможенную территорию, чего мы допустить не можем, и мы так с Европой не договаривались.

Мы вынуждены будем перейти не к каким-то санкциям, я еще раз хочу это подчеркнуть, а перейти на обыкновенный, в международной практике используемый режим страны наибольшего благоприятствования в торговле.

Но все-таки для Украины это будет, на мой взгляд, тяжелым испытанием, потому что вряд ли в этом случае ее товары будут конкурентоспособными даже на российском рынке. Но я думаю, что руководство Украины это понимает.

Кроме всего прочего, вы знаете, у нас с Украиной действует особый порядок пребывания граждан Украины на территории Российской Федерации, он даже более льготный, чем для граждан Евразийского экономического союза. У нас месяц они могут находиться, граждане этих стран, на территории России, а для Украины сделано исключение: граждане Украины могут находиться и фактически работать в России в течение трех месяцев без регистрации.

А потом что делают? Потом даже сами не выезжают, а просто паспорт посылают на Украину, там им штампуют и назад возвращают. Но по нашим данным, из 18 миллионов трудоспособного населения Украины около 5–6 миллионов работает в России. Это большая цифра, и мы тоже должны будем подумать, как нам регулировать эту сторону наших отношений.

В общем, много вопросов, они требуют серьезного подхода, на мой взгляд. Надеюсь, что у нас восстановится какой-то контакт с Еврокомиссией. Мы договорились о консультациях. Пока никаких консультаций нет, о  чем я сказал и Премьер-министру Великобритании, и канцлеру ФРГ, и Президенту Франции.

Но мы ждем предложений, потому что мы уже неоднократно проявляли инициативу по этому вопросу, пока нет. Но все сказано, обо всем мы, кажется, поговорили. Посмотрим, как будет развиваться ситуация на практике.

ВОПРОС (как переведено): Господин Президент, после Ваших сегодняшних встреч с господином Порошенко, с Президентом Обамой как Вы думаете, насколько вероятно прекращение огня на Украине? Что Вы можете сделать и что будете делать для прекращения огня? Как скоро это может быть достигнуто?

В.ПУТИН: Я думаю, что это нужно сделать немедленно: нужно немедленно прекратить карательную операцию на юго-востоке Украины. Только так можно создать условия для того, чтобы начать реальный переговорный процесс со сторонниками федерализации.

Ведь до сих пор им никто ничего конкретного не сказал, никто ничего конкретного не предложил. И люди вообще не понимают, а как они будут дальше жить, в каких условиях, каковы будут основные параметры будущей Конституции? Ведь разговора об этом нет.

Во всяком  случае, есть разговор и спор. В ходе был разговор и спор, различные споры, в том числе в рамках «круглых столов» между участниками президентской гонки. Но представителей юго-востока страны никто не приглашал.

И эта ситуация должна быть кардинально изменена. Президентские выборы на Украине закончились, борьба за президентский пост закончилась. Нужно переходить к субстантивной, как говорят дипломаты, работе, непосредственно работе с людьми.

ВОПРОС: Насколько реально добиться прекращения огня после достаточно важной встречи, которая сегодня состоялась?

В.ПУТИН: Я думаю, что это добрая воля, или, если хотите, государственная мудрость украинского руководства должна быть проявлена. Должна быть немедленно остановлена эта операция, должно быть немедленно объявлено о прекращении огня. И только так можно создать условия для переговорного процесса. Как иначе? Невозможно!

Понимаете, если, скажем, «Правый сектор» принимает участие в боевых действиях, это неофициальное вооруженное формирование, выводит своих собственных солдат, официальных военнослужащих украинских вооруженных сил, и расстреливает их без суда и следствия в поле только за то, что они отказались стрелять в народ, или, захватив госпиталь, расстреливает раненых, то разве это можно считать нормальными условиями для начала переговорного процесса? Конечно нет!

Нужно это немедленно прекратить. Разумеется, я многим своим партнерам по сегодняшним переговорам сказал, что мы ждем тщательного расследования всех преступлений, в том числе преступлений в Одессе.

ВОПРОС: Я Вам задавал вопрос два месяца назад после «Прямой линии» уже, и тогда Вы прокомментировали ситуацию с каналом [«Дождь»], и многие это восприняли как положительный сигнал. Рекламодатели стали возвращаться, звонить, раз Вы назвали канал интересным и прочее. Но ключевые игроки (кабельщики, спутниковые операторы) – все равно говорят, что о‘кей, но команды нет. Ситуация ухудшается, штат сокращен.

В.ПУТИН: Может быть, они хитрят. Вы думаете, что я командую всеми кабельщиками и всеми вашими рекламодателями?

ВОПРОС: Они говорят абстрактно, команды нет. Вот я хотел Вас спросить, от кого эта команда может быть?

В.ПУТИН: Я не знаю, я таких команд не даю. Я не давал команду ни прекращать работу с вами кабельных каналов, не считаю себя вправе давать им какие-то указания по началу этой работы. Вы сами с ними работайте.

ВОПРОС: Вы на днях говорили о необходимости докапитализации «Газпрома». Что Вы имели в виду? Вы имели в виду допэмиссию в интересах государства?

В.ПУТИН: Да, возможно.

ВОПРОС: И о каком объеме идет речь?

В.ПУТИН: Это как один из возможных вариантов, в том числе это один из возможных вариантов использования ЗВР. Правильно? Если у нас стройка 55 миллиардов (примерно, приблизительно, а может быть, больше), то это беспроигрышный вариант вложения денег. Но это совсем не значит, что мы так должны поступить. Это просто один из возможных вариантов. Хотя есть и другие.

Безусловно, под такой долгосрочный контракт, 30-летний, «Газпром» легко поднимет деньги и с рынка. Да и, кроме этого, есть договоренность с китайскими друзьями и партнерами о том, что они готовы совершить предоплату, по сути, и в значительной степени удешевить этот проект. Поэтому здесь разные варианты возможны, в том числе и докапитализация самой компании.

ВОПРОС: Цена на газ обсуждалась?

В.ПУТИН: Нет, цену на газ с господином Порошенко мы не обсуждали, но я знаю, что «Газпром» и украинские партнеры близки к окончательным договоренностям. Мы не исключаем, что можем пойти навстречу украинцам, поддержать их в случае, конечно, выплаты долгов, которые накоплены были за последнее время.

Но есть еще ведь одно обстоятельство, которое все мы, и наши европейские друзья и партнеры должны учитывать – риск неплатежей остается очень высоким, и если кто-то думает, что можно решить проблемы энергетического снабжения Украины путем реверсных поставок, то глубоко заблуждается.

По двум обстоятельствам: первое – если мы увидим, что кто-то нарушает наши контракты по поставкам газа, мы будем сокращать объем, и физических объемов на европейском рынке будет просто недостаточно, просто будет недостаточно. Это первое.

И второе – сохраняются высокие риски неплатежей с учетом того, что экономика Украины находится в тяжелом положении, и эти риски неплатежей тогда полностью лягут на плечи наших европейских партнеров. Я думаю, что этого в Европе никто не хочет.

Мы знаем, что мы делаем, как мы делаем. Мы обладаем огромными ресурсами. Мы готовы конструктивно работать. Собственно говоря, все предыдущие месяцы об этом и говорят. Мы давно могли приостановить поставки, перейти на предоплату.

Мы все время откладывали, и даже когда уже «Газпром» объявил, что переходит (несколько дней назад, неделю, две, я и то попросил компанию передвинуть этот срок в надежде договориться). Я должен отметить, что неожиданно конструктивную роль играет и Еврокомиссия в данном случае с господином Эттингером [Гюнтер Эттингер, европейский комиссар по энергетике], который возглавляет энергетическое направление в Еврокомиссии. Повторю еще раз, надеюсь, что в ближайшее время будет поставлена точка.

Спасибо.

Answers to journalists’ questions [President of Russia, June 6, 2014, 21:00]

Following the celebrations to mark the 70th anniversary of D-Day in Normandy, Vladimir Putin answered questions from journalists.

QUESTION: During this visit, you had three officially planned meetings: with the Prime Minister of the United Kingdom, the President of France and the Chancellor of Germany. This is essentially the European “group of three.” What agreements were reached? And one clarification concerning the first meeting – with [British Prime Minister] David Cameron. How did it begin?

PRESIDENT OF RUSSIA VLADIMIR PUTIN:The same way meetings usually begin: we sat down and began talking about the most acute problems. This concerned several international and bilateral issues, but naturally, we mainly spoke about settling the situation in Ukraine.

As for the meeting with the German Chancellor, it was held today, as you know. The meeting was quite lengthy; we spoke for nearly an hour, about the same topics.

The most substantive conversation, of course, was yesterday, with the French President. We spoke in more detail about our bilateral contacts and international problems, including the Iranian problem, Syria, and several other issues of mutual interest. I think the exchange of views was very helpful.

QUESTION: Mr President, as we know, you had several unplanned meetings today. Who did you speak with? Were you able to overcome any of the differences between you?

VLADIMIR PUTIN: I don’t really understand what differences you are referring to. But today, I had many contacts and meetings, with nearly all the participants. Perhaps not all of them, but with very many participants in today’s events and with the crowned heads.

You saw that I was sitting next to the Queen of Denmark and representative from Luxembourg, spoke with the Prime Minister of Norway and the President of Greece. I cannot even remember everyone because I had so many contacts.

QUESTION: Obama, Poroshenko?

VLADIMIR PUTIN: Of course, I also spoke twice with Mr Poroshenko and the President of the United States, quite substantively in my opinion.

QUESTION: Could you clarify about Mr Poroshenko? Were you able to reach any mutual understanding with him? What issues did you discuss, and in what format? Do you plan to continue contacts at any level? And how soon?

VLADIMIR PUTIN: Regarding the format, I already stated while still in Russia that I am not planning to hide from anyone at this event – that would be impolite, that’s not right. And moreover, the President of France and the Chancellor of Germany asked me to have a meeting with Mr Poroshenko, with their participation.

This meeting took place, as they say in this case, “on the sidelines” of the main event. We sat down at a table and spoke for about fifteen minutes. I cannot say that this was a comprehensive discussion, but nevertheless, we touched on the main issues pertaining to settling the situation and developing economic relations.

As far as settlement is concerned, I fully welcome Mr Poroshenko’s position that the bloodshed in eastern Ukraine must cease immediately, and he has a plan to do this. However, it’s better to ask him what that plan is, not me. He mentioned it briefly, but it is one thing to say this here, in France, and another matter to speak about it in his own nation.

I once again stressed that it’s not Russia and Ukraine who should be the parties involved in talks on this matter – Russia is not a party to the conflict – but rather, the Kiev authorities and representatives from among those who favour federalisation in the East. I cannot say exactly how all this will be implemented, but I thought the general attitude seemed right; I liked it. I hope that is what will happen. If it happens, then we will create the conditions to develop our relations in other areas, including economic relations.

As for the economy, I spoke in detail with the Prime Minister of the United Kingdom, with the President of France, with the Chancellor of Germany, and Mr Poroshenko as well about the planned signing of the well-known association agreement between Ukraine and the European Commission, the European Union.

I warned that we will be forced to take measures to protect our economy, our market; as soon as the agreement is signed and comes into force, we will be forced to take measures to protect our own economy.

Let me remind you that currently, Russia and Ukraine have zero customs tariff rates within the CIS free trade zone. The proposed agreements do not allow Ukraine to participate in other agreements aside from its association with the European Union.

But that’s not even the main issue; the main issue is that if we maintain zero rates while Ukraine opens its market to European goods, then all the European goods will enter our customs territory via transit, which we cannot allow, and we did not agree to that with Europe.

We will be forced – not to impose sanctions of some sort, I want to stress this again, but to change to the regular most-favoured nation regime used around the world.

However, I think that ultimately, this will be difficult for Ukraine, because it is unlikely in this case that its goods will be competitive even on the Russian market. I think that Ukraine’s leadership understands this.

In addition to everything else, you know that we have special procedures for Ukrainian citizens to enter and stay in the Russian Federation; it is even more favourable than for the Eurasian Economic Union citizens who can stay in Russia for one month, but we make an exception for Ukraine: Ukrainian citizens can stay and essentially work in Russia for up to three months without having to register.

And what do they do next? After that, they don’t even leave, but simply send their passports to Ukraine, where they get stamped and sent back. According to our data, out of Ukraine’s 18 million able-bodied citizens, about five or six million are working in Russia. This is a huge figure, and we will also need to think about how we must regulate this aspect of our relations.

Overall, there are many questions that require a serious approach in my view. I hope we will restore some sort of contact with the European Commission. We agreed to hold consultations. So far, we have not had any consultations, as I said to the Prime Minister of the United Kingdom, the Chancellor of Germany and the President of France.

But we are waiting for suggestions because we have already shown initiative on this matter many times, and so far, there are no suggestions. But everything was said, and I think we discussed everything. We will see how the situation actually develops.

QUESTION (retranslated): Mr President, how likely do you think is a ceasefire in Ukraine after your today’s meetings with Mr Poroshenko and President Obama? What can you do and what will you do to put an end to hostilities? How soon could this be achieved?

VLADIMIR PUTIN: I think this needs to be done immediately: the counter-terrorism operation in southeast Ukraine must be stopped immediately. This is the only way to create the conditions necessary to launch real negotiations with the supporters of federalisation.

After all, they still have not received any concrete word from anyone, nobody has proposed anything specific to them. And people simply do not understand how they will continue their lives in these conditions, and what will be the main parameters of the future Constitution. After all, there is no talk of this.

In any case, there are discussions and there are disagreements. There was a discussion and a disagreement, various disagreements, including between participants in the presidential race. But nobody invited representatives from southeast Ukraine.

And this situation must be changed radically. The presidential elections in Ukraine are over and the fight for the presidency is complete. It’s time to get down to substantive work, as diplomats say, to work directly with people.

QUESTION: How realistic would it be to achieve a ceasefire after the fairly important meeting that occurred today?

VLADIMIR PUTIN: I think the Ukrainian leadership must show goodwill – or, if you will, demonstrate government wisdom. This [counter-terrorism] operation must be stopped immediately, a ceasefire must be declared immediately. This is the only way to create the conditions for negotiations. There is no other way!

You see, when, for example, the “Right Sector” – the unofficial armed formation – gets involved in the hostilities, takes its own men and executes Ukrainian army soldiers in the field on a ‘no trial, no record’ basis, simply because they refused to shoot at the people or, they occupy a hospital and execute the wounded there, can this be called normal conditions for beginning the negotiation process? Of course not!

All this needs to be stopped immediately. Naturally, I told many of my partners during today’s talks that we are waiting for a thorough investigation into all crimes, including the tragedy in Odessa.

QUESTION: I asked you a question two months ago after your Direct Line; at the time, you commented on the situation with the Dozhd channel, and many people perceived this as a positive signal. Advertisers began to return and call, since you said the channel was interesting and such. But the key players (cable companies and satellite operators) still say ‘okay,’ but don’t give the command. The situation is getting worse, the staff has been downsized.

VLADIMIR PUTIN: Maybe they are being cunning. Do you think I command all the cable companies and all your advertisers?

QUESTION: They are speaking abstractly; there was no command. So I want to ask you, who could this command be coming from?

VLADIMIR PUTIN: I don’t know, I don’t give such commands. I did not give the cable channels a command to stop working with you, and I do not feel it is my right to give them any instructions to start this work. You should be the ones to work with them.

QUESTION: You recently spoke about the need to recapitalize Gazprom. What did you mean? Did you mean additional issue in the government’s interest?

VLADIMIR PUTIN: Yes, possibly.

QUESTION: And what is the volume in question?

VLADIMIR PUTIN: That is one of the possible options; it is among the possible options for the use of the gold and foreign exchange reserves. Right? If we have a construction project worth 55 billion (approximately, or maybe even more), then this is a very safe way of investing our money. But it does not at all mean that this is what we should do. This is simply one of the possible options. Although there are others.

Of course, for such a long-term contract of 30 years, Gazprom could easily raise money from the market as well. And moreover, we have an agreement with our Chinese friends and partners that they are prepared to make advance payments, in essence, and reduce the cost of this project significantly. So here, different options are possible, including recapitalisation of the company itself.

QUESTION: Were gas prices discussed?

VLADIMIR PUTIN: No, Mr Poroshenko and I did not discuss gas prices, but I know that Gazprom and its Ukrainian partners are close to finalising agreements. It is not out of the question that we could meet the Ukrainians halfway, support them, provided, of course, that they pay the debts that have accumulated recently.

But there is one fact that all of us, including our European friends and partners, must take into account: the risk of non-payment remains very high, and if somebody thinks that they can resolve the problems of Ukrainian energy supply through reverse supplies, they are deeply mistaken.

For two reasons: first, if we see that somebody is violating our contracts for gas supplies, we will reduce the volume, and the physical volume on the European market will simply be insufficient, there will simply not be enough.

Moreover, the high risk of non-payment remains, given that Ukraine’s economy is in a tight situation and these risks of non-payment will then fully fall onto the shoulders of our European partners. I do not think anybody in Europe wants this.

We know what we are doing, and how. We have enormous resources. We are prepared to work constructively. Indeed, people have been discussing this throughout all previous months. We could have suspended supplies a long time ago, going back to advanced payment system.

We kept putting this off; even when Gazprom had announced, a week or two ago, that it is going back to pre-payment system, I asked the company to postpone this with the hope of reaching an agreement. I must note that the European Commission and European Energy Commissioner Mr Gunther Oettinger, who heads the energy vector in the European Commission, have played an unexpectedly constructive role in this case. Let me repeat again, I hope that we will figure things out as soon as possible.

Thank you.

Reklámok
Post a comment or leave a trackback: Trackback URL.

Vélemény, hozzászólás?

Adatok megadása vagy bejelentkezés valamelyik ikonnal:

WordPress.com Logo

Hozzászólhat a WordPress.com felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Twitter kép

Hozzászólhat a Twitter felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Facebook kép

Hozzászólhat a Facebook felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Google+ kép

Hozzászólhat a Google+ felhasználói fiók használatával. Kilépés / Módosítás )

Kapcsolódás: %s

%d blogger ezt kedveli: